​Сергей Нетёсов — член-корреспондент Российской академии наук и заведующий лабораторией биотехнологии и вирусологии Новосибирского государственного университета. В эпоху пандемии Сергей Викторович стал одним из главных экспертов по коронавирусам в России. Корреспондент «Новосибирских новостей» поговорила с учёным и узнала, чем отличается иммунитет у привитых и у переболевших, безопасна ли так быстро созданная вакцина и почему существующие лекарства неэффективны. 

— Сергей Викторович, многие уже переболели ковидом и делают тесты на антитела, чтобы убедиться в диагнозе. У кого-то в результатах стоит цифра 7, у кого-то 15. Что это значит? Этот показатель влияет на длительность иммунитета? 

— Разные компании-производители имеют разные шкалы количественных оценок уровня антител. Поэтому вот так сравнивать цифры нельзя. И для сравнения нужно читать инструкции, чтобы понимать, какие числа что обозначают. 

В России сейчас зарегистрировано больше 100 тест-систем, количественные показатели оценки иммунитета у них разные. Есть, например, такая величина — коэффициент позитивности, но при этом надо знать, с какой цифры производитель считает результат положительным. Есть тест-системы, которые измеряют уровень антител в разведениях сыворотки. И эти две системы оценок просто так не совместишь. 

У тест-системы, с помощью которой уровень антител измеряли у меня, значение отсечения было 1,4: выше — есть антитела, ниже — нет. Уровень моих антител — 6,4. То есть у меня результат железно выше пороговой величины. 

— Это надолго? 

— Если бы у нас уровень антител при всех перенесённых инфекциях оставался все время на максимуме, то кровь бы просто затвердела. Со временем показатель уменьшается, и это правильно, потому что главная защита на будущее — иммунная память. У переболевших инфекцией в большинстве случаев такая память весьма надолго и нередко — на всю жизнь. 

Что это значит? Когда наш организм встречается с тем инфекционным агентом, с которым уже встречался раньше и который поборол, то очень быстро происходит индукция образования нужных антител. 

То есть организм вирус от себя не отталкивает какими-то потусторонними силами, а распознаёт такой агент, после чего быстро с ним справляется. Во многих случаях человек даже не заметит, что снова столкнулся с вирусом. 

— Вакцина же тоже провоцирует выработку антител? То есть она работает так же, как и естественные антитела? 

— Вакцина — это имитация заражения, но без его последствий. И те вакцины против коронавируса, которые сейчас выпускаются в России, содержат антигены только на основе S-белка, единственного вирусного белка. А если человек переболел, то у него антитела на все вирусные белки, то есть при переболевании возникает более мощный защитный эффект, по идее. Так что у тех, кто переболел, иммунитет должен быть не менее сильным, чем от вакцины, и почти наверняка он сохранится на более длительный период.

И, заметьте, сейчас уже более 100 миллионов людей переболели, а повторное заражение документально подтверждено только у человек 30. Повторное заражение исключить мы не можем. Но у половины из этих документированных 30 были проблемы с иммунной системой — либо они сидели на каких-то иммунодепрессантах, либо они были ВИЧ-инфицированными, либо у них были частые приступы аллергии и они принимали соответствующие препараты. То есть это, на самом деле, весьма редкая вероятность: один случай на 3 миллиона. Так что этим можно пренебречь. Ведь даже вероятность попасть в автомобильную аварию намного больше.  

Конечно, много пишут: мол, вот я переболел один раз, потом второй. Но доказанный случай — это когда первый раз доказали инфекцию двумя методами лабораторных исследований и второй раз сделали то же самое. Потому что, на самом деле, симптомы разных острых вирусных респираторных инфекций очень похожи друг на друга. А инфекций этих немало — больше десятка уж точно. И когда люди утверждают, что переболели по два раза, только потому что повышалась температура и они кашляли — это вряд ли соответствует действительности. Мы не в 19 веке живём, где были три основные болезни: простуда, чахотка и дизентерия. Сейчас есть тест-системы, можно сдать кровь, мазок и определить, чем вы болеете. К сожалению, это не входит в обязательное медицинское страхование и приходится платить самим, но опция такая есть.

Так что давайте надеяться на то, что эту инфекцию мы поборем. Смертность от неё не такая уж большая — на уровне 2%. Причём основная смертность — у представителей групп риска. Кроме того, уже разработано несколько вакцин с доказанной эффективностью. По оценкам иммунологов, процентов 25 нашего населения уже с инфекцией столкнулись, большинство бессимптомно. Мы движемся к тому, чтобы её победить. С помощью вакцины победим гораздо быстрее. А без неё нам надо ещё года 3-4 подождать.  

— Многие всё ещё боятся прививаться, потому что исследования вакцины с участием людей проводили всего несколько месяцев. А что будет с привитыми через несколько лет — непонятно. И ещё я читала, что людей пугает то, как вакцину быстро сделали. От ВИЧ вот, например, нет препарата уже 40 лет. 

— Чтобы судить, быстро ли она создана, надо знать историю разработок вакцин. До 80-х годов рассчитывали только на живые вакцины, то есть пытались тот или иной вирус ослабить на культуре клеток, на животных, чтобы он потерял свои патогенные свойства, но сохранил способность вызывать иммунитет. И это действительно очень длинный путь. Например, вакцину от жёлтой лихорадки больше десяти лет отрабатывали, вакцину от кори тоже лет 10-15. Да и инактивированные вакцины тоже не быстро разрабатывали, потому что нужно было научиться большие количества вируса получать . 

Первая вакцина, которую сделали быстрее обычного, — от гепатита B. Это первая вакцина на основе генно-инженерных технологий. Её первую версию сделали за год. Но поскольку это была принципиально новая технология, все боялись генной инженерии, вакцину исследовали на животных пять лет, несмотря на то, что она — неживая. Но сама-то прототипная вакцина за год уже была готова. 

Сейчас произошло то же самое. И ситуация с быстро разворачивающейся пандемией сдвинула стену недоверия к вакцинам нового поколения. 

Ещё важный прорыв был четыре года назад, когда была вспышка лихорадки Эбола в западной Африке. Тогда быстро разработали две уже по-настоящему генно-инженерных вакцины — живых, на основе непатогенных вирусов. А поскольку вспышки надо было быстро подавить, то вакцины быстро допустили до полевых испытаний на добровольцах: смертность-то от заболевания — 70%! 

Теперь, я думаю, вакцины будут разрабатывать намного быстрее. Хотя есть ВИЧ, есть гепатит С — от них пока не могут сделать вакцины, притом что все технологии, в том числе и новейшие, уже испробованы. 

Что касается испытаний: первая и вторая фазы испытаний на добровольцах длились 45-60 дней, ну а третья фаза, по идее, должна длиться минимум год. Но люди умирают каждый день. И мы будем ещё год ждать? Есть риски, да, вакцины не исследованы на отдалённые последствия, но зато мы уменьшаем число смертей уже сейчас. 

Скажите, что кто-то не хочет прививаться, человеку, который неделю пролежал в реанимации на аппарате ИВЛ. Этот человек будет восстанавливаться два-три месяца, если не дольше. Я знаю, я лежал лет 25 назад на ИВЛ по другой причине — после операции — всего один день, но мне этого хватило. Гораздо лучше вакцинироваться, один день потемпературить и быть защищённым. 

— Можно ли считать вакцину панацеей? Или нужно и специфическое лечение? 

— Про панацею говорят, когда имеют в виду лечение уже возникшего заболевания. И то это такое слово из легенд, а не из реальной жизни. Вакцина — это на самом деле средство профилактики, не лечения, поэтому называть её панацеей не стоит. 

Сколько будут работать нынешние вакцины, пока никто не знает. Вакцины от гриппа почему работают недолго? Потому что сам вирус очень быстро меняется. Коронавирус меняется намного медленнее, даже британский вариант не сильно другой, от него разработанные вакцины защитят. 

Я считаю, что вакцины очень нам помогут. А вот лекарства по-прежнему надо очень долго разрабатывать, потому что этот вирус сильно отличается от других. Пробовали же несколько лекарств. Фавипиравир (Авифавир и ещё двумя именами его называют) не работает ни в Японии, ни в США, ни в Европе. Да и в рекомендациях ВОЗ его нет. 

— Но именно его сейчас бесплатно дают тем, кто болеет легко и лечится дома. 

— Я не знаю, зачем дают. Потому что почитайте историю Фавипиравира. Препарат исходно разработан в США, признан там неэффективным, много побочных эффектов. Япония пыталась доработать, и там им лечат тяжёлые случаи гриппа. Но только по рецепту врача, и в аптеке его никогда без рецепта не продадут. 

У нас зачем-то взяли и отдали разным заводам его производить, да ещё и под разными именами. Но вы читали инструкцию на сайте rlsnet.ru (это российский регистр лекарственных средств)? 

Там написано, что препарат испытали только на культуре клеток. А это лишь часть доклинических исследований. После такого ещё даже нельзя испытывать на людях. А его продают в аптеках и ещё бесплатно дают. 

— А когда может появиться реально работающее лекарство? 

— Для этого нужно синтезировать несколько десятков аналогов ингибиторов РНК-полимеразы. Сначала проверить на культурах клеток. Затем те, что сработают, испытать на животных. Когда на них будет показано, что препарат действительно лечит от коронавирусных инфекций человека и действительно уменьшает тяжесть заболевания и смертность, тогда можно начинать клинические испытания с участием больных. 

А сейчас мы знаем одно: все эти аналоги Фавипиравира обладают сильным тератогенным эффектом. Их нельзя применять беременным женщинам, кормящим матерям. И после приёма минимум два месяца нельзя зачинать ребёнка, причём и мужчинам, и женщинам. То есть должно пройти 2-3 месяца, чтобы женщина могла зачать без последствий. Извините меня, но это очень серьёзные побочные действия. 

— Вы уже говорили, что коронавирус сильно не меняется. Однако штаммов существует много. Можно сказать сколько? 

— Каждый человек, через которого прошёл вирус, производит свой штамм. Почему? Потому что геном — 29 000 нуклеотидов. Тот фермент, который размножает вирусный геном, его РНК, делает ошибки. Эти ошибки неизбежны, поэтому появляются новые варианты, но выживают из них только те, которые получили какие-то преимущества. 

Поэтому сколько штаммов — сказать нельзя. 100 миллионов с лишним заболело, считайте, столько и вариантов. Пока они все похожи. Но поскольку заболевших много, то рано или поздно появляются существенно отличающиеся варианты, особенно у людей с иммунодефицитом, в которых вирус живет долго. Смотрите также Без алкоголя и бани: чего нельзя делать после прививки от ковида 

— В начале пандемии мы гораздо больше боялись нового вируса, было страшно читать и смотреть новости. Сегодня относимся к происходящему гораздо спокойнее. Почему так? Мы привыкли жить в эпоху пандемии или что-то реально изменилось? 

— Ну, во-первых, смертность вначале была реально выше: около 7%. Но когда изучили само заболевание, как оно протекает и каковы основные механизмы патогенеза, смертность снизилась в три с лишним раза. 

Почему она снизилась? Во-первых, выяснили, что большинство смертей наступает из-за тромбозов. То есть когда нарушается система свёртываемости крови, в лёгких начинают образовываться тромбы и эта часть лёгких перестаёт функционировать. Когда стали вводить препараты, которые препятствуют образованию тромбов, то смертность сразу пошла вниз. 

Вторая причина смертности — цитокиновый шторм. Это означает, что у людей идёт перевозбуждение иммунной системы, её обычно слаженный механизм работает вразнобой, не так, как должен работать, и его надо притушить. Испробовали несколько препаратов, нашли лучшие. 

Ну и третий момент — хорошо, что в большинстве случаев отказались от ИВЛ, а стали использовать кислородные маски. Чем это лучше — я могу объяснить, потому что я на ИВЛ был почти два дня. На этом аппарате вы не можете говорить, потому что в горле трубка. А в кислородной маске говорить можно. Вы её можете легко снять, это, например, улучшает процедуру откашливания, что очень важно. Ну и, наконец, искусственная вентиляция лёгких ведёт к застою жидкости в них, а это провоцирует развитие бактериальных инфекций. Через 3-4 дня тем, кто на ИВЛ, надо давать антибиотики, потому что развивается вторичная бактериальная инфекция. 

Кроме того, сейчас известны группы риска — люди с хроническими заболеваниями печени, почек, лёгких, сердца, люди, у которых проблемы с иммунной системой, пациенты с избыточным весом и диабетом. И когда на этих людей стали смотреть по-другому, их в первую очередь брать на контроль, это тоже привело к тому, что своевременно удавалось большинство из них спасать. 

Так что смертность сейчас в районе 2%, но от обычного гриппа — в десять раз меньше. Разумеется, люди стали спокойнее смотреть на всё это. Особенно когда стали болеть их родственники, друзья и их основная масса всё-таки выздоравливает. Вот мы с вами же выздоровели. 

— Можно сейчас сказать, что мы знаем всё о новом коронавирусе? 

— Всё мы никогда знать не будем. До сих пор группы риска у нас очень широкие, и некоторые люди не попадают в них, а течение болезни у них тяжёлое. То есть остаются ещё вещи, которые мы не очень понимаем.  

Но что хорошо, до ковида была только одна вакцина против ОРВИ — вакцина против гриппа, сейчас наверняка разработают вакцины минимум ещё против трёх инфекций. Их необходимо разработать. Я считаю, что незаслуженно забросили эту тематику. Сейчас стало ясно, что и от обычных коронавирусов — не только от нового — бывает много осложнений и что, по крайней мере, от двух надо делать вакцины. Так что вся эта история сильно простимулирует создание новых вакцин и противовирусных препаратов: они тоже очень нужны. 

Кроме того, уже давно известно, что 80% респираторных инфекций вызывают вирусы, а не бактерии, так что назначение антибиотиков при каждом чихе — это неправильно. В нынешней ситуации, я уверен, найдут объективные лабораторные методы быстро отличить вирусную инфекцию от бактериальной. 

Например, повышение количества в крови некоторых белков показывает, что причина в бактерии, а не в вирусе. Тесты эти делаются за один день, и они не очень дорогие. Таких тестов сейчас всего 2-3, а когда их введут в обязательное медицинское страхование, то и антибиотики будут назначать только по показаниям. Незачем эти препараты против каждой инфекции назначать. Мы же таким образом, наоборот, отбираем антибиотикоустойчивые бактерии в своём организме. 

— Ну и давайте напоследок поговорим про маски. Уже почти год существует масочный режим, и всё равно находятся его ярые противники. Вы как считаете, маски помогают защититься? 

— Я носил маску с февраля по ноябрь прошлого года, пока не заразился. А заразился, не поверите, от внучек. С ними я маску не носил. От студентов не заразился: я носил маску, они носили маски. Потом, в конце марта, мы перешли на онлайн, но мне всё равно нужно было каждый день ездить в университет. Так что маска помогает, это абсолютно точно. И я её продолжаю носить в общественных местах, потому что она и от других инфекций защищает: не случайно гриппа у нас практически в этом сезоне нет! 

Только когда маски спускают с носа, они не помогают. Люди не понимают простой вещи: если один из главных симптомов — потеря обоняния, значит, человек заразился как раз через нос. А раз заражаются через нос — ну что ж вы маску на нос не надеваете-то?! Это же главный вход воздуха в организм! Здоровый человек дышит носом, а не ртом. 

Ну и потом, все думают, что раз полтора метра дистанцию назначили, то два метра — уже точно безопасно. А нет, ничего подобного. Особенно сейчас, в холода, до шести метров аэрозоль доходит. Поэтому лучше даже на улице маску не снимать. Не надо пока расслабляться. 


Анна Братушкина


Похожие новости

  • 09/09/2020

    «Академический час для школьников» 9 сентября 2020 года, лекция «Вирусы, вызывающие острые респираторные инфекции, и вирус SARS-CoV-2»

    9 сентября 2020 года в 15:00 в малом зале в Доме ученых СО РАН состоится лекция члена-корреспондента РАН Сергея Викторовича Нетесова «Вирусы, вызывающие острые респираторные инфекции, и вирус SARS-CoV-2».
    1252
  • 04/08/2020

    Лето исследований. Сразу несколько экспедиций отправились в Арктику

    Совместный проект ЮНЕСКО и Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова — плавучий университет, научно-исследовательское судно «Академик Николай Страхов» вошло в акваторию Баренцева моря, где более 20 студентов из МГУ и других российских вузов при поддержке Министерства образования и науки России будут изучать перспективы нефтегазоносности этого района.
    1605
  • 20/07/2020

    Академик В. Н. Пармон: Вузам и научным институтам необходима ясность в отношениях

    ​​Тесное взаимодействие с университетами – одна из сторон знаменитого «треугольника Лаврентьева» и основа основ для Сибирского отделения. Недавно треугольник превратился в тетраэдр (см. «Поиск» №7 от 14.
    1629
  • 17/11/2017

    Химик Александр Кабанов — о своей работе на стыке наук и том, чем организация науки в России отличается от американской

    ​Александр Кабанов — русский и американский химик, специалист в области адресной доставки лекарств, директор центра нанотехнологий для доставки лекарств университета Северной Каролины, создатель лаборатории «Химический дизайн бионаноматериалов» МГУ, член совета по науке Министерства образования и науки РФ, член координационного совета международной Ассоциации русскоязычной академической науки.
    3178
  • 13/10/2020

    Каков у вируса вектор? Интервью с молекулярным биологом Сергеем Нетёсовым

    Интервью с Сергеем Викторовичем Нетёсовым - молекулярным биологом, доктором биологических наук, профессором, член-корреспондентом РАН, заведующим лабораторией биотехнологии и вирусологии Факультета естественных наук Новосибирского государственного университета.
    4523
  • 11/12/2020

    Рыбки зебраданио помогут бороться с хроническим стрессом

    ​Группа ученых под руководством Алана Калуева, ведущего научного сотрудника МФТИ, изучала хронический стресс у зебраданио — рыбок данио-рерио (zebrafish), и определила, что для этого типа заболеваний мозга зебрафиш — ценный модельный организм, наравне с грызунами.
    807
  • 07/07/2020

    Мнение: Программа стратегического академического лидерства требует открытого широкого обсуждения

    Председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Николаевич Пармон считает, что предложения Минобрнауки РФ по Программе стратегического академического лидерства для вузов содержат ряд неясных и не вполне корректных позиций: требуется широкое открытое обсуждение с участием Академии наук.
    1609
  • 19/03/2020

    Коронавирус в России: оценка вирусологов

    ​Сибирские вирусологи — заведующий лабораторией молекулярной биологии РНК-вирусов Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» член-корреспондент РАН Сергей Викторович Нетёсов и директор Института медицины и психологии В.
    2951
  • 10/08/2021

    «Дельта – это не другой штамм, а множество схожих штаммов»

    Почему неправильно говорить про новый штамм коронавируса? Чем вариант дельта отличается от всех остальных и почему он более опасен? Помогают ли от него вакцины? Почему так много заболевших среди вакцинированных? Надо ли ревакцинироваться? Что нужно делать, чтобы не заболеть? На эти вопросы отвечает Сергей Викторович Нетесов, заведующий лабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета, доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук.
    556
  • 17/09/2021

    52 российских вуза вошли в предметные рейтинги THE

    ​Британский журнал Times Higher Education (THE) начал публиковать новые предметные рейтинги вузов мира. Первыми стали разделы «Психология», «Физические науки», «Медицина» и «Науки о жизни». В этих разделах в 2021 году представлено 52 российских вуза, всего в нем находятся 1583 университета из 98 стран.
    412