"Комсомольская правда" поздравляет с 70-летним юбилеем доктора исторических наук, эксперта по этническим проблемам и публикует лекцию, которую он провел в рамках проекта «Научные weekend'ы».

Юбилей у Виктора Иннокентьевича Дятлова. Профессор – человек-легенда, автор более двухсот работ на русском, английском, японском и арабском языках. Сфера его интересов – национальные миграционные процессы.

И это именно он, отвечая на вопросы «Комсомолки» в Иркутске о том, что случилось и почему население в начале прошлого века массово перебиралось на восток, а теперь, спустя сто лет, и столь же активно – на запад, объяснил этот процесс «западным дрейфом».

«Западный дрейф» - это реально существующий, причем долгосрочный процесс. Люди мощным потоком мигрируют с востока на запад. Работоспособное население уезжает с Дальнего Востока и из Сибири, пополняя Москву и Санкт- Петербург. Мы можем признать этот дрейф как факт и успокоиться. Живут же канадцы и не переживают, а у них почти все население сосредоточено вдоль американской границы. Но они на северных территориях никогда и не жили, а мы живем. И уезжать из Иркутска, превращать его в заштатный городок не хотим. Мы хотим жить в процветающем, а значит богатом возможностями самореализации городе. А для этого необходим и какой-то минимум населения, и его качество.


«Пожалуй, будь себе татарин...»

12 мая профессор Дятлов прочитал лекцию на «Научных weekend`ах», которые проводит ИГУ. Мы предлагаем вам с ней познакомиться. Полностью лекцию смотрите на сайте Иркутского госуниверситета.

— Каждый из нас как-то себя определяет через то, что в советские годы называли национальностью, но теперь это больше вопрос самоопределения. Я получал паспорт в отделе милиции и они не спрашивали — кто я и кем хочу быть, государство лучше меня знало. Определяли по тому, что написано у папы с мамой в паспорте: папа — русский, мама — белоруска, а ты вот выбирай. И я мог выбрать «белорус», хотя языка не знаю, в Белоруссии никогда не был, все родственники погибли во время войны и никаких связей не осталось.

- Исходя из того, что было записано в паспорте, государство строило отношения с нами. С одной стороны мы все были равные советские граждане, а с другой — государство проводило «национальную политику». Если бы у меня в паспорте было написано, что я — еврей, мне было бы сложнее поступить в университет. Ни в одном документе это не было записано, но все знали, что не более 5 процентов евреев может быть на первом курсе. Немцем было не очень хорошо быть, а иногда и страшно. До войны не очень любили поляков, НКВД проводил целые операции против поляков, латышей и так далее.

-Теперь государство решило, что национальность — частное дело человека. Для человека — важно, а для государства все мы равноправные граждане и относимся к государству одинаково: налогоплательщики и избиратели.

-Что означает быть кем-то по национальности? В советские годы те немногочисленные счастливцы, которым выдавали загранпаспорт, проходили собеседования, консультации и так далее. Для выезда в Монголию, которую даже заграницей не считали, на это ушло два месяца. И вот в загранпаспорте писали не русский или белорус, а «гражданин СССР» — то есть там записывалась не национальность, а гражданство. Люди особо не чувствовали этот контраст, потому что загранпаспорта хранились в сейфах у начальства и выдавали редко.

- В западных странах под словом национальность понимается именно гражданство: француз — это гражданин Франции. То, что мы называем национальностью, в мире называют этничностью. Если говорить о том, что понимается нами как национальность или этничность (я буду продолжать пользоваться этими словами как синонимами), то я люблю студентам задавать сочинение на тему «Кто я по национальности?». И большинство пишут, что я такой-то, а почему — да потому что папа с мамой такие.

-Не берем случай, когда папа с мамой разных национальностей. Есть два других подхода, один из которых называется «примордиализм». Примордиализм означает, что наша национальность нам дана и мы ее выбрать не можем. От папы с мамой родились и с этим живем, это не предмет нашего выбора. Такое понимание долгое время господствовало и даже слова такого не было, потому что не требовалось. Люди существа групповые, структурирование по группам происходило и не изменялось — родился в Индии неприкасаемым, так и будешь. Даже если сейчас в Индии по законам это отменено, а на самом деле так и есть. В России родился в «подлом сословии» — так и будешь жить.

Но происходили процессы модернизации, сословия разрушались, проблема социального статуса и выбора профессии стали нашим решением. Если в средние века человек не мог выбрать религию — то сейчас это наше дело, если нельзя было выбрать подданство — то сейчас это не так. Сейчас даже половую принадлежность можно выбрать. Трудно, сложно — но можно. Можно выбрать даже семью. Если в XIX веке отец был полноправным хозяином своих детей, то попробуйте сейчас кого-то выпороть ремнем — получите по полной программе. Человек выбирает все и формирует жизнь сам, а не кто-то ему диктует.

- В одном американском армянском журнале (а в США армян больше, чем в Армении, так уж получилось) в 1961 или 1962 году один автор написал: «Что ко мне все пристают с этим армянским? Да, папа с мамой армяне, я их очень люблю и уважаю. Да, я знаю армянский язык, но он мне почти не нужен — я бы с большим удовольствием знал русский, потому что хочу почитать Толстого. Почему меня привязывают к армянам? Я даже фамилию менял! Моя национальность — это мое частное дело. Хочу быть армянином — буду, хочу быть американцем — буду. Уважайте мой выбор».

-Есть люди, для которых совершенно не важно, кто они по национальности. У меня была сокурсница, которая сейчас посол Литвы при ООН. Она говорила, что в Литве есть разные группы — русские, литовцы, евреи, но есть и люди, которые говорят просто: «Мы тутейшие» — то есть местные и все. Им национальность не нужна и не важна.

-У нас в области есть группа людей, которые называют себя голендры. Эта группа сформировалась где-то на Буге, точно не украинцы и не белорусы, по религии протестанты, сильный элемент германского в культуре, книги у них по-польски готическим шрифтом, язык не украинский, они его называют «хохлятский». В царское время смотрели не национальность, а на вероисповедание, советская же власть к ним подступилась и они не смогли объяснить — кто они? С советской властью спорить было сложно, а она считала, что голендров не бывает. Они и записались — один брат мог быть русским, другой украинцем, а кто-то и немцем. И значение выбора они поняли только 22 июня 1941 года, когда записавшихся немцами отправили в трудовые лагеря. И теперь они четко понимают, что они не немцы.

Большая часть голендров осталась в Польше, и после пакта Молотова-Риббентропа они попали в зону ответственности СССР. По пакту голендров опять спросили: вы кто? Они уже много чего про СССР знали, поэтому объявили себя немцами, отправились в Германию, но и там на них смотрели с подозрением — какие же это немцы? И все-таки спустя годы про них стали писать, снимать фильмы. Голендры в Германии стали немцами, а у нас так и остались голендрами. В 1990-е годы Германия принимала соотечественников, национальность имела большое практическое значение — у людей должно быть самоопределение. Людей без национальности в современном мире немного, но они есть.

-В 1990-х я приезжал в Биробиджан и там все их спрашивают: «А евреи у вас есть?». Сейчас они уже не дожидаясь вопроса говорят: «Евреи есть. И синагога тоже». Во времена СССР было тысяч 90, потом тысяч 70 уехали, теперь некоторые возвращаются обратно. Сейчас никто ничего не записывает, государственного антисемитизма нет. «Еврей» перестало быть выделяющим клеймом: есть фотографии, есть семейная память и многие, считающие себя русскими, начинают вспоминать, что они на самом деле евреи.

- Я сам не думал о том, кто я, пока не попал в аспирантуру в Москву и не оказался в общежитии с людьми, один из которых был литовским националистом, а другой — армянским. Это заставило задуматься: не просыпается же нормальный человек утром с криком «Я русский, какой восторг!»? Но если бы я сейчас жил в Риге или в Таллине, то я бы об этом вспоминал каждый день и весь мир рассматривал бы в категориях этничности. Есть шкала идентичности: мы — граждане РФ, мы — иркутяне, мы — сибиряки, мы — родители, каждая грань важна. Но иерархия каждой грани плавающая. В одной ситуации важно одно, в другой — другое. Этничность — это набор культурных норм и характеристик.

- Сейчас говорят, что этничность в генах. Это расизм. Эта гипотеза распространена, но она себя не оправдала. Биологические различия не определяют социальные или культурные процессы и качества. С большей основательностью распространена идея культурного примордиализма: не важна кровь, важно где человек родился, какие слова услышал, сказки — а в этих словах запрессованы тысячи лет развития. Русскую культуру создавал арап Пушкин, датчанин Даль и так далее. Культура — результат исторического развития в определенных условиях. В 1950-е годы была идея, что детское воспитание имеет ключевое значение и в России и Китае все время развиваются диктаторские режимы, потому что в этих странах принято детей запеленывать туго — а на Западе этого нет. Но я не верю, что все немцы — работящие педанты, французы — бабники, а русские — пьяницы. Этого совершенно нет!

-Но тогда как же определить этничность, национальность? В первую очередь — язык. Это то, что сближает «нас» и отделяет от «них». Никакой иностранец, даже прекрасно зная русский, все равно какие-то тонкости не поймет. Это фундамент этничности. Но все-таки абсолютно жесткой связи нет. Например, Ирландия — первая колония Британской империи. Много веков их пытались сделать англичанами, основа их культуры — борьба за право быть ирландцами. Но основной язык — английский, как и в Канаде, в Индии, многих других странах. Есть сербы и хорваты. Между ними была жесткая война, и оба народа еще уничтожали босняков-мусульман. А язык один! Разница только в том, что у хорватов он на латинице, а сербов на кириллице. Отличия только в том, что хорваты были частью Австро-Венгрии и католики, а сербы были частью Османской империи и православные. Значит, все-таки абсолютно жесткой корреляции между языком и национальностью нет.

-Религия важный фактор, но в советское время мы почти все были атеистами. Сейчас религия возрождается в разных формах. Религия не только вера в бога, это и набор культурных норм. Как говорил один мой студент: «Коммунистом я стал, а мусульманином родился». Есть много обществ, в которых расовые различия не имели значения — Отелло был мавр, но он был один из крупнейших военачальников Венецианской республики.

-Если сегодня объявить, что люди, которые носят ботинки 40-го размера — это плохие люди, то 80 процентов из них начнут надевать ботинки 41 размера. А остальные из случайной совокупности станут группой единомышленников и будут бороться за свои права. Если даже государство отменит свое предыдущее решение, сформированная группа все равно не изменится и сохранится впредь. Таких примеров множество: повод для объединения в группу давно исчез, а группа осталась. Если бы меня заставили сказать, что такое этничность — я бы отказался. Важно лишь, что при всех переменных условиях и факторах, есть одно общее: этничность — это то, чем мы дорожим. Если бы государство решило запретить мой язык, мои традиции, я бы стал против этого бороться. И не дай бог в современном мире наступить на эту мозоль: если наступит государство — начинается сепаратизм, если одна общность другой — рождаются конфликты. Культурные и языковые вопросы переходят в плоскость политики и это крайне опасно.

Похожие новости

  • 26/03/2019

    Охотники за черепами: иркутской школе археологии исполняется 100 лет

    ​Человеческие кости нашли археологи на палеолитической стоянке Туяна в Тункинской долине. Казалось бы, что тут такого? Но на всём земном шаре известно только несколько археологических памятников эпохи палеолита, где можно найти останки человека.
    162
  • 27/03/2019

    Французский центр НГУ отметил свое 10-летие в Международный день франкофонии

    Несмотря на то, что открытие Французского центра НГУ состоялось в 2009 году, инициатива создания языкового клуба была предложена еще в 1997 году и одобрена послом Франции, посетившим университет. Изначально центр был структурой отдела международных связей, и его первостепенной задачей было установление связей с университетами Франции.
    167
  • 27/12/2018

    Аспирантка ИГУ по гранту провела исследования архива Евросоюза во Флоренции

    ​Архив Европейского союза, расположенный во Флоренции (Италия), предоставил свои фонды аспиранту исторического факультета Иркутского государственного университета Надежде Чугуновой.Как сообщает пресс-служба вуза, стало это возможным благодаря победе в конкурсе исследовательских грантов-стажировок "Vibeke Sorensen Grant", проводимым архивом.
    685
  • 02/10/2018

    Деловой завтрак: академик Игорь Бычков поделился планами к 100-летию ИГУ

    ​Впереди важная дата - приближается 100-летие ИГУ и 100-летие высшего образования в Восточной Сибири. По случаю юбилея исполняющий обязанности ректора ИГУ Игорь Бычков встретился в неформальной обстановке с журналистами.
    393
  • 21/08/2018

    В Иркутске вышла новая книга об истории города

    ​Книга из серии "Местные жители" вышла в Иркутске. Она посвящена истории жизни города и органов местного самоуправления во время революционных события 1917 года.   Авторы монографии "Иркутская городская дума в 1917 году" - кандидат политических наук, доцент Алексей Петров, кандидат исторических наук, доцент Мария Плотникова, доктор исторических наук, профессор Вадим Шахеров, старший преподаватель кафедры социально-экономических дисциплин МИЭЛ ИГУ Анна Ильина.
    405
  • 15/12/2016

    Евразия в кайнозое: стратиграфия, палеоэкология, культуры

    ​На прошлой неделе в Научной библиотеке им. В.Г. Распутина ИГУ прошла V международная конференция "Евразия в кайнозое. Стратиграфия, палеоэкология, культуры".  Конференция организована научно-исследовательским центром "Байкальский регион" ИГУ совместно с Институтом археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск), Институтом земной коры СО РАН (Иркутск) и Институтом географии им.
    1988
  • 30/06/2016

    Известный востоковед Ольга Фролова отпразднует свой 85-летний юбилей в НГУ

    ​30 июня исполняется 85 лет выдающемуся российскому востоковеду, кандидату филологических наук, профессору Ольге Фроловой, которая внесла огромный вклад в популяризацию китайского и японского языков в Новосибирске.
    1196
  • 13/04/2016

    Археологи ИГУ получили грант Российского научного фонда

    ​Проект археологов Иркутского государственного университета "Историко-культурная динамика в период неолита на юге Средней Сибири (по материалам керамических комплексов)" стал победителем конкурса грантов Российского научного фонда.
    1940
  • 16/08/2018

    Археологи ИГУ отмечают профессиональный праздник на раскопках

    В России 15 августа отмечается День археолога, и ученые Научно-исследовательского центра "Байкальский регион" ИГУ по традиции празднуют его в экспедициях или, как говорят сами археологи, "в поле".
    325
  • 27/06/2018

    Об археологии Байкальского региона рассказал в КНР профессор ИрНИТУ

    ​Лекции о результатах археологических исследований в Байкальском регионе прочитал в течение трех недель в Нанкинским университете в КНР профессор ИрНИТУ, руководитель научно-исследовательской лаборатории археологии, палеоэкологии и систем жизнедеятельности народов Северной Азии Артур Харинский.
    382