​«Меня удивляет, мягко говоря, истерика, доходящая иногда до паранойи, касающаяся лесных пожаров. Беда в том, что непростую, неординарную ситуацию в сибири используют, чтобы выставить россию и россиян в каком-то чёрном цвете, вместо того чтобы пристально посмотреть на те проблемы, с которыми мы скоро столкнёмся благодаря деятельности этих же интернет-пользователей», - заявил в интервью «АиФ-Красноярск» доктор биологических наук, профессор, эколог, биофизик и дендролог, академик ран, научный руководитель СФУ Евгений Ваганов.

Причины - потепление и туристы

Корреспондент «АиФ-Красноярск» Сергей Митрухин: Евгений Александрович, масштабы пожаров сибирской в тайге в этом году впечатляют. И в вину пользователям соцсетей это никак не поставить...

Евгений Ваганов: Не сочтите за банальность, но я ещё раз напомню: лес горел всегда. У нас есть данные за 450 лет наблюдений, как часто бывали пожары в районе впадения Подкаменной Тунгуски в Енисей. И средние межпожарные интервалы там 30 лет. Если сместимся на север, то в зависимости от рельефа и других географических условий, в лиственничных лесах - уже 50-60 лет. И чем южнее, тем цифры меньше.

Вне зоны влияния человека около 80% пожаров - низовые. Они не вызывают тотальной гибели леса. Проблема заключается лишь в интервале эффективного тушения, когда огонь можно погасить малыми силами. И это время - в пределах суток максимум.

Поймите, лесные пожары - это не российская особенность. То же самое происходит в Канаде и Штатах. Некоторые леса вообще без них не могут восстановиться. Например, сосна скрученная - у неё шишки с семенами открываются, только когда по ним пройдёт низовой пожар. И до 12 лет она его ждёт! Наши старые замшелые лиственничные леса тоже не могут восстановиться без огня. Растительность адаптировалась за тысячелетия к такому режиму, говорит нам наука палеоботаника.

Другое дело, что сейчас накладываются два фактора. Во-первых, это потепление, оно сказывается в наших лесных провинциях, в Красноярском крае, Якутии, Иркутске. Во-вторых, человеческий фактор, и это не только лесорубы. Доказано: рост посещаемости лесов рыбаками или туристами увеличивает частоту пожаров в 2-3 раза.

- Но мне кажется, что люди, «истерящие» в соцсетях, защищают свои чисто эгоистические и вполне понятные желания. Какое им дело до того, сколько леса горело 200 лет назад? Они просто не хотят дышать дымом и требуют потушить лес немедленно, любой ценой. Надо гнать в Эвенкию огромные самолёты - отправляйте Ил-76…

- Но они сильно перегибают палку. Глобальное управление лесными пожарами - очень сложная задача, которую не решила ни одна страна, какой бы маленькой или большой, плотнозаселённой или богатой она ни была. Много научных работ - от Америки до Новой Зеландии, но чтобы уверенно говорить о происхождении тех же выбросов, дыме, в том числе и при пожарах, нужно иметь очень надёжные данные и инструментарий, которым это всё можно измерить. У нас же увидели дымку в городе - и без всяких измерений, атмосферная она, или это водная пыль, испарения, или выбросы печей индивидуального сектора, сразу кричат: «Пожар!» А если появляется возможность пнуть государство - тем более, сразу говорят о глобальном загрязнении. Не разбираясь в масштабах и причинах. Особенно это касается роста температуры и новых атмосферных явлений, тех же сухих гроз. Кстати, они действительно становятся причиной как минимум 50% лесных пожаров.

Науку интернетом не заменишь

- Но с другой стороны, в Интернете опубликованы карты, где углекислотные шлейфы нарисованы до Канады и Гренландии.

- За последние лет двадцать лесную науку, и особенно прикладную, низвели ниже плинтуса. А теперь пытаются заменить её Интернетом. Профессионалов давили, потому что они часто имели свою точку зрения, мнение и об отдельных недостатках лесного кодекса, и о том, как вести хозяйство. В 1959 году Институт леса был переведён из Москвы в Красноярск с большой целью - обеспечить практику правильного ведения лесного хозяйства в Сибири. Потому что европейские стандарты не подходили к нашей тайге, об этом уже знали! И за 20 лет работы академического института здесь было сделано много с точки зрения научного обоснования, как вести хозяйство. Сейчас же всё это забыто. Простой пример: в Красноярске тогда работали ещё три института - НИИ лесного хозяйства, НИИ лесной промышленности и Институт пожарной механизации. Он специально создавался для разработки инструментов тушения таёжных пожаров. Буквально два дня назад показывают картинку на федеральном канале, как семеро человек лопатами копают в лесу какую-то канаву и называют её минерализованной полосой. Хотя уже в конце 70-х были разработаны шнуровые заряды, их просто растягивали среди деревьев по земле и взрывали для создания нормальной, шириной в 10-20 мет­ров, полосы, препятствующей распространению огня.

- Так это федеральное правительство из крайности в крайность бросается - то не тушить, то тушить? Или губернатор и местные чиновники виноваты?

- Да что губернатор, и даже правительство, могут сделать, когда такое сочетание - и сухие грозы, и человеческий фактор, и изменившаяся роза ветров, и самое главное - захламлённость лесных территорий, как выруб­ленных, так и нетронутых?

Что делать? Нужно действовать быстро, но постепенно. Считаю, в первую очередь необходимо восстановить статус научного мнения - и это федеральная задача. Если бы не было мнения учёных, сделали бы мы атомную бомбу для обороны? А кто им ставил политическую задачу? Поэтому науку надо слушать и ответственно относиться к мнению учёных.

Нам нужны плантации

- А если учёные работают на бюджетных вливаниях? Могут они сказать то, что нужно сейчас властям? Или просто промолчать?

- Такое давление было всегда, но большинство моих коллег держатся на том, что их репутация важнее, чем деньги, которые им могут дать или не дать. Собственно, именно поэтому многие федеральные чиновники и депутаты их и не слушали длительное время, закрывались от них. Коррупция и профессионализм рядом редко ходят.

Считаю, чтобы реально погасить проблему лесных пожаров, нужно проводить политику, похожую на политику плантационного хозяйства в Швеции или Финляндии. Проложить постоянные дороги в тайге, в том числе для пожарных, увеличить количество лесников, дать им хорошую зарплату за конкретные показатели работы. Вовремя убирать горючий материал, который может стать причиной огромного пожара. Может, это пока и утопично - слишком дорого. Но посмотрите на ситуацию в Штатах, больше похожих на нас по территории и числу занятых. 20 лет назад на тушение пожаров у них уходило около четверти бюджета лесной службы. А в 2016-2017 гг. на это тратили почти 70% денег! И одна из основных причин - очень развитое строительство домов в зелёной зоне! Особенно в Калифорнии, Неваде.

Когда застройщик - враг?

- Так у нас тоже строят в лесу и престижные дома, и обычные дачи.

- А потом нам придётся спасать этих людей от огня. За государственные деньги! И Штаты нам показывают, как это будет: сначала дают разрешение на стройку среди деревьев, а потом спасают людей. Ведь есть обязательные правила строительства в лесной зоне: сделать зону отчуждения, убрать брёвна и ветки на опушке, в примыкании к лесу, поддерживать перекопанными минерализованные полосы. Даже если это обычные дачи. Но почему-то об этом забывают. А «Зелёные» и та же интернет-общественность следят, чтобы при такой застройке ни одно деревцо не вырубили. Так давайте уже чётко придерживаться наших целей: если мы беспокоимся о безопасности людей, вырубать, как положено по закону и правилам, а если нам нужны единичные деревья, которые потом станут источником пожаров, тогда это должны быть другие решения. И кто в таком случае за тушение платить должен - точно ли бюджет? Ведь сейчас все эти дачные посёлки под Красноярском и Дивногорском построены - не дай бог уронить окурок в лесочке! И лишь учёные могут об этом открыто сказать.

Сергей Митрухин

Похожие новости

  • 29/07/2019

    Исследование красноярских ученых улучшит профилактику после инфарктов и инсультов

    ​Исследовательский проект «Персонификация антитромбоцитарной терапии пациентов с ишемической болезнью сердца в зависимости от уровня экспрессии гена Р-селектина, выраженности межклеточного взаимодействия и воспаления» в будущем может значительно улучшить качество жизни больных, страдающих ишемической болезнью сердца.
    250
  • 04/05/2016

    Евгений Пономарев: большая часть леса горит по вине человека

    Апрель - традиционное время начала пожароопасного сезона. И этот год не стал исключением. Уже сегодня в средствах массовой информации то и дело появляются сообщения о локальных пожарах и возгораниях.  Однако чем ближе лето, тем больше вероятность у маленького безобидного костра или даже непогашенного окурка превратиться в опасную непредсказуемую стихию.
    2424
  • 17/11/2017

    Химик Александр Кабанов — о своей работе на стыке наук и том, чем организация науки в России отличается от американской

    ​Александр Кабанов — русский и американский химик, специалист в области адресной доставки лекарств, директор центра нанотехнологий для доставки лекарств университета Северной Каролины, создатель лаборатории «Химический дизайн бионаноматериалов» МГУ, член совета по науке Министерства образования и науки РФ, член координационного совета международной Ассоциации русскоязычной академической науки.
    1820
  • 26/04/2019

    Директор Экофонда СФУ: заботимся об экологии, используя современные научнын методы

    ​В России  стартовал национальный проект «Экология». Красноярскому краю в этом проекте уделяется  большое внимание. Экологический Фонд СФУ при поддержке компании «Норникель»   разрабатывает ряд экологических программ, направленных на улучшение  ситуации не только в нашем регионе, но  в других северных территориях страны.
    404
  • 20/09/2018

    Профессор Николай Степанов - об экологии, смене климата, зелёном щите региона и стереотипах

    ​Растительный мир Сибири многолик и пестр. В других случаях такое разнообразие растений можно увидеть на пространстве от Арктики до центра Азии - природа целого континента уместилась на сравнительно небольшом участке земли, выполняя функцию зеленого щита.
    526
  • 02/03/2018

    Михаил Гладышев: мы должны передать детям и внукам чистое будущее

    ​В своем Послании Федеральному собранию 1 марта Владимир Путин коснулся темы экологии. Доктор биологических наук, профессор, директор красноярского Экологического фонда Сибирского федерального университета Михаил Гладышев убежден: решение вопросов экологии в руках ученых и общества.
    787
  • 07/10/2018

    В мире исчезающих животных: спасти нельзя клонировать

    Животные и птицы - жильцы нашего общего дома под названием «экос», они вносят свой вклад в экологическую обстановку. О маленькой стране, которая расположилась в сибирском регионе, о клонировании вымерших видов, о редких, полезных и самых-самых животных и птицах корреспондент «АиФ-Красноярск» говорил с биологом, профессором СФУ Александром Савченко.
    609
  • 11/04/2019

    Роспатент: «Сейчас есть возможность заработать на своем изобретении»

    Эра углеводородов в мире когда-нибудь пройдет. России и ее жителям уже сейчас важно понимать, как с нефтяной иглы пересесть на возможность зарабатывать на наукоемких технологиях.   «МК в Красноярске» поговорил с заместителем руководителя Роспатента Любовью Кирий, которая рассказала, как ученому можно получить прибыль с помощью своего изобретения.
    315
  • 08/12/2016

    Евгений Ваганов: экологизация - это изменения в сознании

    ​Экологизация сознания, мировоззрения человека сегодня стала одним из глобальных трендов современного образования и неотъемлемой частью концепции устойчивого развития.  Как обстоят дела в российском образовании, стала ли экологизация частью модернизации высшей школы или нет? Об этом корреспонденту РИА Новости рассказал академик РАН, ректор Сибирского федерального университета Евгений Ваганов​.
    1222
  • 04/06/2019

    Наталья Аксютина: наша разработка поможет снизить риск возникновения инсультов

    ​Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) являются ведущей причиной смертности во многих странах мира. По данным Всемирной организации здравоохранения от заболеваний сердечно-сосудистой системы ежегодно во всем мире умирает более 17 млн человек.
    345