Российским регионам предложили разработать проекты научно-образовательных центров мирового уровня (НОЦ) еще до формального объявления конкурса. К такому оказались готовы не все, однако стартовавшие первыми уже получили гарантированную путевку в «высшую лигу».

В мае прошлого года в лексикон сферы науки и образования вошел новый термин — «научно-образовательный центр». Тогда было объявлено (правда, без подробностей), что таковых в стране будет создано 15, причем модели заранее не оговариваются — регионам предлагалось подумать самим. Реакция с мест оказалась самой разнообразной — от проведения «закрытых» обсуждений до серии публичных межрегио­нальных стратегических сессий. О правильности того или иного подхода можно было бы спорить, однако после 20 февраля эти споры не имеют смысла. В прозвучавшем в этот день послании президента Федеральному собранию были названы три из пяти регионов, которые почти гарантированно получат НОЦ до конца 2019 года, и в этом списке нет никого из «традиционных» научно-образовательных лидеров, в том числе и в Сибири. Если так, то проект НОЦ можно рассматривать как старт  системной перестройки организации науки и образования в стране, начатой нынешним министром науки и высшего образования Михаилом Котюковым еще в его бытность руководителем Федерального агентства научных организаций (ФАНО).

 

Загадочный НОЦ

 

Новый проект в сфере науки и образования, как и многие его предшественники, появился на свет в тексте президентского указа. Намерение создать «не менее 15 научно-образовательных центров мирового уровня на основе интеграции университетов и научных организаций и их кооперации с организациями, действующими в реальном секторе экономики» впервые появилось в указе президента от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Уже тогда (в основном, в кулуарах) говорилось примерно следующее: федеральный центр ждет от регионов предложений по новым моделям совместного развития науки, образования и реального сектора. А учитывая бэкграунд нового министра науки и высшего образования РФ (ведомство появилось после разделения министерства науки и образования) Михаила Котюкова, который во главе ФАНО фактически стал символом реформирования РАН, НОЦ трактовались еще и так: регионам, университетам и академическим институтам предлагается придумать вариант мягкого слияния структур РАН и университетов. Пока добровольно.

В том же виде (то есть, без особенных дополнительных пояснений) идея о создании не менее 15-ти НОЦ до 2024 года перекочевала в новый нацпроект «Наука», где появилось важное дополнение: до конца 2019 года будет создано 5 НОЦ в регионах России. Активно ездящий по стране Михаил Котюков раз за разом говорил одни и те же тезисы: НОЦ — это не юридическое лицо, а «совместная программа действий, включая исследования, подготовку кадров, внедрение научных разработок», все участники НОЦ являются равноправными партнерами, целью создания НОЦ должен быть продукт мирового уровня. Говорил он и совсем непопулярные вещи: НОЦ — это «не проект по освоению средств федерального бюджета и это не про льготы», заказ должен исходить от бизнеса, и наконец — нет цели создать НОЦ на базе «известных институтов», необходимы совместные проекты. Таким образом, из публичных выступлений уже к концу 2018 года можно было сделать несколько выводов о том, какой именно проект желает видеть федеральный центр (формально конкурс планируется объявить в апреле-мае — и тогда, вероятно, значительная часть этих критериев ляжет на бумагу): сетевой, а не центрированный, ориентированный на бизнес, создающий новые правила игры, генерирующий идеи мирового уровня.

Наконец, и вовсе непрозрачный намек был дан регионам и университетам в Стратегии пространственного развития России (утверждена в феврале), где в приложении черным по белому названы «перспективные центры экономического роста, в которых сложились условия для формирования научно-образовательных центров мирового уровня» — всего 20 городов. В том числе, в Сибири: Тюмень, Новосибирск (с наукоградом Кольцово), Красноярск, Томск, Иркутск.

 

Тюменская матрешка

 

Читать между строк и пользоваться не только формальными документами регионы умеют неодинаково. А потому старт работы по моделированию будущих НОЦ был дан в регионах слишком по-разному. В некоторых (например, в Иркутской области) дежурные заявления о создании НОЦ начались только в начале этого года. На общем фоне выделяется среди регионов Сибири хотя и формально не входящая в СФО Тюменская область. Здесь над проектом НОЦ стали работать в формате больших публичных дискуссий с октября прошлого года.

Тюменская заявка — это фактически стратегия «ва-банк», реализация которой была начата еще до публичных заявлений о контурах будущих НОЦ. Причем здесь НОЦ рассматривают не как университетский, или даже ведомственный проект, а как задачу регионального масштаба — а потому, например, в стратегических сессиях участвует губернатор региона Александр Моор, представители всех основных университетов региона. Другая особенность тюменской заявки — участие в ней трех регионов «тюменской матрешки» — собственно, Тюменской области, ХМАО и ЯНАО, каждый со своей понятной специализацией. «Ямал — это все, что связано с экологией холодного мира. Югра — нефте- и газодобыча и переработка. Юг Тюменской области — агробио­технологии и социогуманитарное направление», — отмечает Моор. Наконец, у тюменской заявки есть и понятные индустриальные партнеры, работающие в регионе — «Сибур», «Газпром нефть», Группа ГМС и другие. Заявители подошли скрупулезно и к информационному оформлению проекта: на сайтах правительства региона, Тюменского госуниверситета (входит в Проект 5-100) появились специальные разделы о НОЦ, где ректоры вузов и губернатор, а также представители промышленных партнеров активно комментируют все проходящие мероприятия.

Почему так важно остановиться на этом опыте сейчас, за два месяца до официального старта конкурса и уж тем более до объявления победителей 2019 года? Потому что такая активность, как в очередной раз оказалось, дает свои плоды. 20 февраля, выступая с посланием к Федеральному собранию президент РФ Владимир Путин фактически дал тюменскому НОЦ «путевку в жизнь» еще до официальных процедур. «В течение трех лет такие центры будут созданы в 15 субъектах российской федерации, в том числе пять из них — в этом году. Три из них — в Тюменской, Белгородской областях и Пермском крае находятся в высокой степени готовности и в этом году должны быть запущены», — отметил Путин.

Как видно, на два оставшихся вакантных места в этом году претендуют, по меньшей мере, три сибирских города — Красноярск, Томск и Новосибирск. В Стратегии пространственного развития указан еще и Иркутск, где работает самый восточный в России национальный исследовательский университет — иркутский «политех» (ИРНИТУ), имеющий мощную научную инфраструктуру Иркутский госуниверситет и другие, однако здесь работа над проектом НОЦ пока не продвинулась дальше дежурных заявлений и присвоения НОЦ очевидного названия — «Байкал». В пресс-службе ИРНИТУ журналу «Эксперт-Сибирь» затруднились прокомментировать не только особенности модели иркутского НОЦ, но и сроки работы над ним.

НОЦ — это «не проект по освоению средств федерального бюджета и это не про льготы», заказ должен исходить от бизнеса  24-2.jpg  

НОЦ — это «не проект по освоению средств федерального бюджета и это не про льготы», заказ должен исходить от бизнеса

 

Красноярск — в федеральных трендах

 

Красноярский край свою работу над проектом НОЦ вывел в публичную плоскость довольно поздно — 17 января, когда состоялась первая презентация концепции, а спустя месяц — 18 февраля — представители правительства региона, ведущих региональных университетов и корпоративных партнеров приняли решение, что проектный офис НОЦ будет действовать на базе созданного в 2011 году Сибирского научно-образовательного консорциума. Именно СНОК займется координацией разработки контуров НОЦ. Председателем избран первый проректор по экономике и развитию Сибирского федерального университета Павел Вчерашний.

По его словам, в основу проекта НОЦ лягут шесть направлений развития: геологоразведка и горное дело, ракетно-космические системы, цветная металлургия, нефтегазовое дело, рациональное природопользование и экология, приборо- и машиностроение. За каждым направлением — понятные промышленные партнеры, работающие в крае («Роснефть», ИСС, «Норильский никель», «РУСАЛ» и другие). «Необходимо отметить идеальное совпадение по времени и особенностям развития Красноярского края с периодом проектирования НОЦ, — отмечает Вчерашний. — На федеральном уровне в прошлом году был утвержден межрегиональный инвестиционный проект «Енисейская Сибирь», который фактически включает в себя несколько системообразующих инициатив региональных индустриальных игроков, предусматривающих создание «индустрии 4.0». Мы решили заложить идеологию этого проекта в разрабатываемый НОЦ и уже договорились, что корпорация развития «Енисейской Сибири» (создается на базе «Корпорации развития Красноярского края» для курирования инвестпроектов. — Ред.), в том числе, в качестве одного из проектов будет курировать и научно-образовательный центр».

Пока называются следующие контуры будущего НОЦ: регион работы — «Енисейская Сибирь» (Красноярский край, Хакасия, Тува); целеполагание — работа на формирующуюся «индустрию 4.0»; показатели эффективности — количество технологий, которые внедрены на предприятие реального сектора, количество выпускников, которые могут сопровож­дать внедрение этих технологий, прибыль, полученная от инновационной деятельности; кроме науки — акцент на образовательных проектах. «Пока нельзя говорить об этом как о конкретных параметрах, скорее как об идеологической рамке проекта. Так или иначе, в макрорегионе реализуются крупные инвестпроекты, которые нуждаются в кадрах и технологиях — поэтому потенциал красноярского НОЦ не вызывает сомнений», — констатирует Павел Вчерашний.

 

Томск — давно собирались

 

Томский случай — тоже особенный. Здесь идеологию «особенной территории», под задачи которой калибруются федеральные проекты, отрабатывают, по меньшей мере, последние три-пять лет. Первым существенным примером такого рода стал утвержденный в 2015 году отдельным распоряжением Правительства РФ проект «ИНО Томск» (ИНО здесь — инновации, наука, образование, то есть все тот же НОЦ). На прошедшем в прошлом году форуме U-NOVUS лейтмотивом была другая схожая идея: Томская область — пилотный регион, где отрабатываются принципы реализации Стратегии национально-технологического развития России. Благо, что преимуществ по работе с теми же индустриальными партнерами здесь не меньше, чем в Красноярском крае (все те же «Газпром», «Газпром нефть», «Сибур», «Россети», «ТВЭЛ» имеют большие проекты и в Томской области). Собственно, именно на форуме U-NOVUS в октябре прошлого года ректор Томского госуниверситета Эдуард Галажинский заявил, что томские университеты планируют создать «Сибирский научно-образовательный центр (НОЦ) новой технологической революции», объединившись с промышленными партнерами. Фактически это единственный сибирский регион, начавший свой путь к НОЦ одновременно с нынешним лидером списка — Тюменской областью.

Договариваться о кооперативных связях здесь не пришлось: томские университеты (в отличие, скажем, от новосибирских) имеют традиционно сильные корпоративные связи, создают совместные магистерские программы, умеют совместно лоббировать проекты вроде «ИНО Томска» и проводить сетевой форум U-NOVUS (на последнем форуме каждый трек был сформирован как хакатон по решению практической задачи от корпоративного партнера). Именно поэтому презентация проекта томского НОЦ, состоявшаяся в декабре прошлого года на площадке ТАСС в Москве, была подчеркнуто коллективной: проект представляли губернатор Томской области Сергей Жвачкин, ректор ТГУ Эдуард Галажинский и ректор СибГМУ Ольга Кобякова.

Глобальная задача томского НОЦ сформулирована как «обеспечение лучшего качества жизни человека», особенности организации — платформенные решения. «Главная задача научно-образовательного центра — это суммирование платформенных решений. Отдельные решения в области связи, кибербезопасности, энергетики в стране есть, безусловно, нужно сформировать из них пакет взаимоувязанных технологий. Томск в этом смысле очень подходит для создания таких «пилотов»: это компактный город, здесь есть энергетические ресурсы, есть вузы, которые эти технологии «допиливают», есть подготовка кадров под эти технологии, — говорит Эдуард Галажинский. — И мы действуем как раз в такой логике [горизонтального взаимодействия] — формируем в регионе экосистему, которая позволяет создавать такие проекты».

 

Новосибирск — треугольник Лаврентьева

 

Самый загадочный из сибирских проектов НОЦ — конечно, новосибирский. Несмотря на то, что именно в Новосибирске самая высокая концентрация академических институтов и университетов (по количеству студентов), все, что мы знаем о региональном НОЦ — это комментарии министра науки и инновационной политики Новосибирской области Алексея Васильева (назначен в октябре 2018 года, ранее работал заместителем директора Института ядерной физики СО РАН). 17 января Васильев на своей первой пресс-конференции рассказал, что предложения о создании НОЦ в Новосибирской области уже направлены в федеральный центр. Основные параметры НОЦ следующие: он рассматривается как первый шаг в реализации проекта «Академгородок 2.0» (пакет проектов, подготовленных по поручению Владимира Путина осенью 2018 года), создается «на базе НГУ», работа центра будет сосредоточена в шести направлениях (в формате тематических консорциумов): алгоритмы искусственного интеллекта и большие данные, биомедицина, катализ и химические технологии, новые материалы, нефтегазовый комплекс и энергетика, фотоника, генетические технологии.

Пока в этом проекте много неизвестных. Министерство науки и инновационной политики Новосибирской области и Управление по пропаганде и популяризации научных достижений СО РАН не смогли оперативно предоставить информацию о планируемых параметрах проекта. Пресс-служба Новосибирского госуниверситета, на базе которого якобы планируется создание НОЦ, сославшись на отсутствие объявленных конкурсов, в своем официальном ответе рекомендовала «по всем вопросам, связанным с формированием возможных НОЦ, их целями и показателями, (…) обратиться в Министерство науки и высшего образования РФ».

Не знают о параметрах будущего НОЦ и в других новосибирских университетах — прежде всего, опорном вузе — Новосибирском государственном техническом университете. «Параметры поддержки будущих НОЦ нам неизвестны, и поскольку конкурс формально пока не объявлен, регионы и университеты готовятся к участию в нем в свободном порядке, — заявил «Эксперту-Сибирь» ректор НГТУ Анатолий Батаев. — Руководство НГТУ находится в рабочем контакте с руководством НГУ по вопросу подготовки заявки на создания НОЦ. Мы готовы вместе формировать заявку, как только будет объявлен конкурс и станут ясны параметры проекта». По словам Батаева, на его взгляд, оптимальная схема работы будущего НОЦ состоит в «объединении усилий научных институтов, ведущих вузов и промышленности для решения каких-то конкретных задач, например, в области нефтяной промышленности или в силовой электронике, то есть по тем направлениям, по которым в Новосибирской области уже есть какой-то научный и производственный задел».

Новосибирская область, таким образом, выбрала отличную от других стратегию — не выносить проект в публичную плоскость до формального объявления конкурса и его критериев. Это в целом обоснованный подход, основанный на предположении, что есть такие регионы, которые выиграют конкурс на создание НОЦ «по праву первородства». Однако никакого такого особенного «права» у названных 20 февраля первых регионах-претендентах на НОЦ (Пермь, Тюмень, Белгород) не было. Фактически это регионы, которые в этом конкурсе «сделали себя сами», предложив запрашиваемые модельные проекты системы взаимодействия университетов, академических институтов и промышленных партнеров. Таким образом, если конкурс на создание НОЦ будет сформирован в рамках идеологии поддержки существующих университетов-лидеров, тогда список победителей в общем очевиден. Однако если предположить, что федеральный центр действительно ищет новую модель взаимодействия университетов и науки под задачи бизнеса (с учетом превращения РАН в «клуб ученых», усиления университетской науки, выделения «уровней» университетов и т.д.), то результаты конкурса в 2019 году могут быть непредсказуемыми.

Сергей Чернышов 

Источники

Треугольник Котюкова
Эксперт Сибирь.ru, 25/02/2019

Похожие новости

  • 11/01/2019

    Главные новости сибирской науки в декабре 2018 года

    В результате анализа данных информационного портала ГПНТБ СО РАН «Новости сибирской науки» за декабрь 2018 г. выявлены самые рейтинговые сообщения по различным категориям.  В категории «Новости Минобрнауки / ФАНО» большой интерес вызвали публикации: 19 декабря – Глава Минобрнауки назвал задачи в рамках нацпроекта «Наука».
    1256
  • 29/01/2018

    Акция «Открытая лабораторная», бывшая «Всероссийская лабораторная» пройдет в 20 странах

    ​Акция по проверке научных знаний "Открытая лабораторная", бывшая "Всероссийская лабораторная", состоится 10 февраля 2018 года в статусе международной, сообщил организатор акции руководитель автономной некоммерческой организации "Открытая лабораторная" Евгений Насыров.
    1896
  • 30/11/2018

    Российские вузы в предметных рейтингах THE «Компьютерные науки (информатика)» и «Инженерные науки и технологии»

    ​Британское издание Times Higher Education опубликовало результаты заключительных в текущем году предметных рейтингов по направлениям «Компьютерные науки (информатика)» и «Инженерные науки и технологии».
    976
  • 16/01/2017

    Минобрнауки поддержит в 2017 году свыше 440 научных проектов вузов

    Определены победители конкурсного отбора научных проектов, выполняемых коллективами исследовательских центров и научных лабораторий образовательных организаций высшего образования, подведомственных Министерству образования и науки Российской Федерации.
    1770
  • 06/07/2018

    Между Тайванем и Израилем: Россия заняла 18 место в мировом научном рейтинге

    ​Издательский дом Springer Nature обновил рейтинг публикационной активности академических организаций и университетов Nature Index. Россия заняла 18 место в мире, чуть опережая Тайвань и проигрывая Израилю.
    827
  • 10/01/2019

    Топ-20 разработок сибирских ученых в 2018 году

    На портале «Новости сибирской науки» можно познакомиться с инновациями и последними достижениями сибирских ученых. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию Топ-20 сообщений о наиболее значимых и интересных научных разработках 2018 года, размещенных на нашем портале.
    1080
  • 28/03/2019

    Подведены итоги конкурсов на право получения в 2019-2020 гг. грантов Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых

    ​Победители конкурса 2019 года по государственной поддержке научных исследований молодых российских ученых-докторов наук (из Сибирского региона). ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И ТЕХНОЛОГИИ Газизов Тимур Тальгатович, ТУСУР.
    480
  • 28/11/2017

    10 российских вузов вошли в предметный рейтинг THE по физическим наукам

    Десять российских вузов вошли в международный рейтинг физико-технических университетов по версии журнала Times Higher Education; лучших результатов добились Московский физико-технический институт и Национальный исследовательский ядерный университет "МИФИ", попав в топ-100, сообщили организаторы исследования.
    1033
  • 25/01/2019

    Глава Минобрнауки - о проблемах среднего и высшего образования

    ​На встрече со студентами Новосибирского государственного университета  25 января министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков затронул ряд вопросов, касающихся системы высшего и среднего образования в нашей стране.
    475
  • 10/04/2019

    Инженерам будущего мешают инфраструктурные проблемы

    ​Работодатели нередко отмечают недостаточный уровень подготовки молодых кадров - всего около 15 процентов из них готовы приступить к полноценной работе сразу после окончания вуза. Только 50-60 процентов тех, кто получает высшее образование, остаются в науке - это значительная часть выпускников факультетов физического, геолого-геофизического, естественных наук.
    200