​Легко ли найти талантливых студентов-технарей, можно ли учить школьников без педагогического образования, чем преподаватели отличаются от IT-шников и есть ли в России эффективные программы поддержки дополнительного образования, рассказал один из руководителей кружка робототехники «Тапанда» Денис Давыдов.

— Как вы пришли в образование? И почему взялись именно за школьников?
— Еще четыре года назад я был руководителем проектов в сфере IT, ни о каком образовании и не думал. В то время я избавился от очередного своего проекта и стал думать, чем заниматься дальше, мне хотелось сделать что-то значимое и интересное. Главная проблема в IT сейчас — это кадры, и я начал работать в этом направлении. Первым делом я пошел на Физтех УрФУ с расчетом начать там какую-то работу со студентами, но очень скоро мне объяснили, что способные студенты и без меня пользуются необыкновенной популярностью, екатеринбургские IT-компании со второго курса их уже расхватывают, и пробиться к ним со своими идеями сложно. Тогда я решил идти к школьникам. Очень удачно сошелся с ребятами из Makeitlab, у которых тогда уже был хороший опыт обучения детей робототехнике.

— MakeitLab? Что это?
— Это очень неопределенного формата структура. Фактически это около десятка человек, которые приходят на нашу площадку, и каждый делает что-то свое (кто-то с детьми занимается, кто-то 3D-печатью, кто-то магазин компонентов держит), в чем-то они друг с другом кооперируются. Помещение нам бесплатно предоставляет компания «Наумен». Отчасти она это делает из альтруистских соображений, отчасти рассматривает нас как маленький бизнес-инкубатор. Все оборудование — за личные деньги.

— Вы сразу знали, что будете делать кружок? Или были и другие идеи?
— За три года у нас было несколько метаний в разные стороны, сейчас мне уже сложно восстановить хронологию. Один только характерный эпизод упомяну. В свое время мы хотели сделать следующий финт ушами. Человеку со стороны гораздо проще зайти в сферу доп. образования, чем в сферу основного школьного образования. В последнем все очень сильно зарегулировано (что вполне естественно), весь рынок поделен между крупными структурами. Так вот, мы решили выпендриться и залезть туда. Для этих целей сделали учебный компьютер на Raspberry Pi, планировали внедрять его в школах в качестве основных компьютеров. Однако выяснилось, что для среднего учителя информатики он слишком сложен. Например, он работает под Linux, которым почти никто не владеет. В настоящий момент этот проект заморожен.

Прошлой зимой мы решили выбрать достаточно стандартный путь — развивать собственный кружок, на основе него делать франшизу. Оказией этим летом мы подрядились в одном из крупных детских лагерей под Екатеринбургом (ФОК «Гагаринский») проводить выездные занятия на нашей гирлянде (программирование светодиодной гирлянды — одна из первых и достаточно наглядных задач по программированию, доступных для самых маленьких школьников, — прим. Indicator.Ru). Каждый день нам там приводили огромные толпы детей (500 человек всего было в лагере), и мы с ними занимались. Так получилось, что профессиональный педагог среди нас был всего один (и тот уехал через две недели), остальные — технари. После первой лагерной смены мы поняли, что до конца лета мы с таким количеством детей свихнемся, надо что-то с этим делать. Поскольку мы IT-шники, возникла естественная идея — автоматизировать! За следующую смену мы в лепешку расшиблись и сделали так, чтобы наша среда для программирования гирлянды сама выдавала задания и проверяла правильность их выполнения. Благодаря этому нагрузка на педагога резко снизилась, я уже в одиночку мог справиться с целым отрядом (30 детей). Несмотря на это, в конце лета от одной мысли о детях нам всем становилось плохо, сейчас кое-как оправились.

— А диплом педвуза у вас не спрашивали?
— На наличие педагогического образования глубоко плевать абсолютно всем, кроме проверяющих органов.

— Кто входит в вашу команду? Кого и как вам удалось привлечь?
— С формированием команды история следующая. Когда я занялся детьми, я много агитировал своих друзей по IT: «Это ж так классно, давайте со мной!» Ни один не пошел. В основном это люди состоявшиеся, и им сложно что-то менять в жизни. После этого я пошел на Физтех (Физико-технологический институт УрФУ, — прим. Indicator.Ru), нашел там трех самых талантливых старшекурсников. Мне удалось увлечь их своими идеями (это поинтереснее IT), с тех пор вчетвером и фигачим. Года за полтора они усвоили в основном все то, что знаю я. Тут еще следующий момент: исторически так сложилось, что самая талантливая молодежь в Екатеринбурге идет на технические специальности, там можно найти людей, которые могут заниматься всем — хоть педагогикой, хоть бизнесом, хоть чем.

— Как проходят занятия? Есть ли у вас учебный план?
— На занятиях мы используем гирлянды, дешевые китайские электронные комплектующие, Multiplo, 3D-принтер. Какой-то отработанной технологии занятий у нас нет. То, как пройдет занятие, зависит от того, какие дети на него пришли, что они хотят, на что способны. Занятия не являются для нас основным источником доходов, поэтому мы тут достаточно свободны.

— А есть чем похвастаться? Конкурсы, олимпиады?
— Наша задача передать детям то, чем мы сами владеем. О детских соревнованиях мы не думаем, хотя, возможно, следовало бы. Большинство из нас родом с Физтеха УрФУ, всех детей мы ориентируем именно на это учебное заведение. Почти все наши выпускники, кто достиг соответствующего возраста, поступили на Физтех. Наверное, можно считать это хорошим достижением

— Какая польза от таких занятий? Ведь не только занять детей? Что вы хотите изменить?
— Главная проблема образования сейчас — это кадры. Основная наша деятельность — решение данной проблемы. Работаем по двум направлениям. Первое — создание образовательных модулей, снижающих нагрузку на педагога. Софт для управления нашей гирляндой сам выдает ребенку задание и проверяет правильность выполнения, педагогу остается только говорить в начале занятия какие-то вводные слова и помогать в затруднениях в процессе работы, нагрузка сразу раза в два снижается.

Идея второго направления состоит в том, что студент технического вуза идет в родную школу и предлагает организовать платный кружок робототехники, школа его организует, он там преподает. Смысл тут в следующем. Благодаря наличию технического образования студент может управиться с копеечными китайскими комплектующими, ему не нужно Lego или другое дорогое оборудование. Школа имеет непосредственный доступ к детям, ей ничего не стоит привлечь их на занятия. Благодаря этому получается хорошая экономическая эффективность. Проблемы возникает две: нужны специальные методические материалы и нужно обучить студента работать с детьми. Постепенно мы их решаем, только что у нас начались занятия в одной из школ.

— Кружок приносит доход? Окупает время и оборудование?
— Кружок приносит нам какие-то проценты от общего дохода, мы им всерьез не занимаемся, используем в основном для испытания новых разработок. В то же время этот кружок едва ли не лучший в городе, в нем преподают самые квалифицированные люди: разработчики образовательных методик, профессиональные технари.

— Как вы оформлены юридически? И как вы строите отношения с сотрудниками-коллегами?
— Образованием в основном занимаются идейные люди (точнее, люди там самые разные, но погоду делают идейные, и мы работаем в основном с ними). У каждого идейного человека свои тараканы, с которыми нужно как-то дружить. Кроме того, во многих образовательных структурах (если не в большинстве) взаимоотношения людей сложны, везде какая-то своя политика. Я пришел из IT, где люди прямолинейны и выстраивают отношения гораздо разумнее, плюс по природе я человек бесцеремонный. Поэтому со многими людьми от образования, с которыми я работаю достаточно долго, у меня уже отношения [находятся] в той или иной степени натянутости. Хотя поначалу все всегда хорошо: они видят, что я человек серьезный и при этом не пытаюсь на них денег срубить, а что-то полезное и интересное пытаюсь сделать. Не было еще случая, чтобы при первой встрече у всех не появлялось большого энтузиазма. Так и живем: сначала все хорошо, потом какие-то проблемы возникают.

Независимо ни от чего на деньги идейные люди никогда не кидают, поэтому на юридическое оформление всегда очень мало внимания обращаем. Сначала договоримся, а потом уже ищем способы, как провести деньги, чтобы проверяющие органы не придрались. У нас есть несколько юр. лиц, в зависимости от разных обстоятельств выбираем, через какое из них лучше провести деньги в данном случае.

— Не выходили ли вы на какие-то федеральные, региональные и т. д. программы?
— Работа с кадрами — это очень сложно, долго и дорого, их нужно подбирать, учить, создавать условия для работы, платить хорошую зарплату. Из-за этого или еще из-за чего-то кадрами все занимаются очень неохотно, ни об одной серьезной инициативе в этой сфере я не слышал. По этой причине в какой-то момент я приуныл и перестал интересоваться всеми этими государственными программами.
Еще работая в сфере IT, я узнал, что с получением государственной поддержки всегда возникает большая бюрократическая морока, часто эта морока не окупает тех денег, которые мы получаем от государства. По этим двум причинам с государством мы сейчас не работаем.

Алёна Манузина


Похожие новости