Сибирь – это «общий смысл», который в разных местах воспринимают по-разному, считает канадский антрополог Крейг Кэмпбелл. В беседе с Тайгой.инфо он представил собственный взгляд на проблемы коренных народов и объявил о проекте в Нижней Тунгуске.

Профессор кафедры антропологии Техасского университета Крейг Кэмбелл — член международного редакционного совета издающегося в Новосибирске журнала «Идеи и Идеалы». Он — приглашенный профессор Новосибирского госуниверситета, уже много лет изучает народы Севера и Сибири.

Кэмбелл читал на английском языке курс визуальной антропологии в Новосибирском госуниверситете для студентов и аспирантов разных факультетов.

— В Канаде я жил в провинции Британская Колумбия. Она такая же огромная, как Сибирь: население немногочисленное, большое число людей до сих пор живут охотой и рыбалкой. Понятно, что в всегда интересовался Севером. Мы с другом даже хотели построить байдарки и переплыть на них Берингов пролив. А поскольку мы должны были оказаться в России, то я и начал изучать русский язык.

Тайга.инфо: Переплыли?

— Не сложилось, но Север с той поры я изучаю. А тема Сибири возникла, когда я узнал, что наш университет имеет договор с Якутским госуниверситетом и есть возможность поехать туда поработать. Это было в 1995 году. С тех пор я побывал в Красноярском крае, Эвенкии [часть Красноярского края], Туве, Бурятии. Интересно, что сначала я хотел уделить большее внимание местным языкам, в первую очередь изучать якутский и эвенкский языки. Но я очень быстро понял, что сначала надо обязательно хорошо изучить русский. Дело в том, что есть немало представителей коренных народов, которые говорят сегодня только по-русски.

Тайга.инфо: Вы очень хорошо говорите на русском, была большая практика?

— Мне довелось в начале знакомства с Сибирью поработать учителем в Оленекском улусе [Оленекский район Якутии]. Это один из северных районов Якутии. Я учил школьников английскому языку, а сам изучал русский. Потом в качестве этнографа восемь месяцев провел в Эвенкии, жил там с женой и маленькой дочкой.

Тайга.инфо: Вы написали большую книгу, посвященную культурной истории Эвенкии. Как появилась идея найти и проанализировать фотографии, о которых мало кто знал?

— Мне интересна культура и история. Название моей книги можно перевести как «Наглядная агитация: фотография против истории у коренных народов Сибири». Когда я ее писал, работал в архивах Туры и Красноярска. Обнаружил много старых, еще стеклянных негативов. Это уникальные материалы, нам удалось оцифровать более 4 тыс. фотографий и тем самым сохранить их. Подробно изучил историю Тунгусской культбазы комитета содействия малым народностям северных окраин Красноярского округа, которая начала работать в августе 1927 года на месте будущей Туры. Она потом использовалась как модель для организации подобных центров по всей Сибири.

Обсуждая историю модернизации жизни и быта аборигенов, мы выходим на тему того, что позитивного и негативного дала советская система народам Севера и Сибири? Это непростой вопрос. Он касается взаимодействия народов и индустриального порядка, который несет власть. Та же самая проблема присуща и Канаде. Конечно, в нашей стране не разделяли американский подход, когда индейцев просто поставили на грань физического исчезновения целенаправленной политикой власти. У нас говорили, что индейцы должны стать частью системы, что они сами растворятся лет через 20, что в культурном смысле они должны стать такими, как европейцы. Многие ожидали, что коренные народы исчезнут через несколько поколений.

Я должен уточнить, что системы колониального управления в Канаде и США, как правило, были разработаны для подрыва культур коренных народов. Это был геноцид. Была даже поговорка: «Убей индейца, спаси человека».

В России был осуществлен сталинский национальный проект: коммунисты решили выстроить жизнь каждого этноса по новым общим правилам, которые они сами установили. Здесь были и плюсы, и минусы. Представители более сорока коренных народов Сибири, тысячи человек пережили это на себе.

Тайга.инфо: Какие главные проблемы можно выделить?

—  Возьмем такую проблему, как ликвидацию отсталости. Речь идет здесь не только о технологиях, но также и о социальных процессах. Наиболее яркий пример — шаманизм. Было провозглашено, что это религия, огромный вред для народов. Но в культуре не бывает все так просто, там есть много взаимоувязанных сложных вещей. Шаманизм играл огромную роль в социальном пространстве народов Севера, и борьба с ним не могла не оказать влияния на культуру.

То же самое можно сказать о кампании властей по искоренению кочевого образа жизни народов. Само понятие было признано свидетельством отсталости, которую нужно обязательно преодолеть. Было решено, что теперь люди должны оседло жить в поселках и строить социализм. Для советских бюрократов эта конструкция была совершенно логичной, и они не предполагали, что могут возникнуть какие-то вопросы. Стоит только заменить старое новым, и все будет замечательно на пути к лучшему будущему — таков был их посыл.

Тайга.инфо: Постсоветское время принесло сибирским народам новые испытания. Вы эту тему также изучаете?

— Я начинаю работу по этой теме. И в Сибири, и в Канаде есть разные места проживания народов: где-то живут богаче, где-то беднее. Как может выживать традиционный образ жизни при развитии того, что я называю колониальным лабиринтом — это большой вопрос. Посмотрите: в наследство от советской системы остались поселки, где продолжают жить люди.

Прекращение поступления денег и ресурсов из центра вызвало разрушение построенной в советское время системы. Эвенкийские поселки просто отрезаны от центров в регионе. Но им нужны врачи, нужны учителя, много еще кто нужен. Но кто будет содержать эту инфраструктуру? Кто сохранит и поддержит фундамент, оставшийся от советского времени?

Но не нужно идеализировать традиционный образ жизни. Я сейчас говорю о том, что не все аборигены сегодня сохранили нужные навыки и умения. Дети постоянно не живут в тайге — это не может не сказаться. Они, конечно, способны усвоить нужные знаний, но проблема в том, что они прочно забыли многое из того, что умели их предки. У них просто нет необходимого опыта: как добыть зверя, как сохранить мясо, чтобы оно не испортилось. Можно долго перечислять эти нюансы, но я скажу, что все они по-прежнему очень важны для тех, кто живет в отдаленных местах Сибири.

Тайга.инфо: К шаманизму и языкам отношение явно поменялось.

— Это так. Сегодня есть много людей, практикующих разные вещи. Например, общаться с духами, лечить травами. Но многие стесняются называть себя шаманами.

С языками другая проблема. Конечно, все стараются сохранить родной язык как важнейший элемент культуры. Но вот смотрите: эвенков в России 38 тыс. (еще несколько тысяч живут в Китае), а на разговорном уровне родным языком владеют только 5 тыс. Остальные сохраняют свою приверженность национальной культуре, но говорят уже на русском языке.

В России сегодня понимают важность сохранения национальных языков. Интересно, что есть эвенки уже во втором поколении, не говорящие на родном языке, но они все равно ощущают себя настоящими представителями своего этноса.

Тайга.инфо: Есть ли общее понимание, что такое Сибирь?

— Сибирь — это некий общий смысл, но в разных местах его воспринимают по-разному. Есть ведь и немало противоречий. Я считаю, что не нужна одна история Сибири — нужно много таких историй. Это будет правильно. В Канаде тоже есть разная жизнь — на западе, на востоке и на севере страны.

Моя аспирантка из Якутии пишет работу о том, как создавалась республика и выстраивались отношения между народами. У нее может быть своя оценка, отличная от общепринятой. И это нормально. И мы должны понимать, что у якутов одна ситуация, а, к примеру, у кетов — совсем другая. Им на Енисее живется очень непросто.

Здесь мы можем вспомнить проблему алкоголизма у многих народов. Но я хочу не про отсутствие какого-то гена сказать, а о том, что это следствие травмы, которая возникает при столкновении традиционной культуры и индустриального мира, которое присутствует везде. А есть еще вопросы влияния православия и много разных других вопросов, которые все важны.

Тайга.инфо: Как, на ваш взгляд, можно спасти этот мир от натиска цивилизации?

— Мне, действительно, не нравится слово «цивилизации» и все, что оно подразумевает. Однако, я понимаю, что вы имеете в виду. В этом смысле я бы сказал, что существует «цивилизация». Например, деревня Эконда в Эвенкии, куда в советское время были регулярные рейсы, ее посещали врачи и стоматологи, и было еще многое другое. Можно сказать, что эвенки там привыкли к «цивилизации», когда она была выведена через 1990-е годы. Поэтому для меня это не проблема натиска цивилизации, а скорее отступление инфраструктуры.

Первое, что я скажу — надо бороться с коррупцией Это, пожалуй, самое важное. А уже дальше надо понимать, что делать с инфраструктурой, доставшейся от СССР. Нужны идеи! Но высказывать их должно не только центральное правительство, но и регионы.

И еще нужны хорошие законы, которые способны защитить разные этносы. Точно такие же проблемы есть и в Канаде, например, по вопросу о прокладке трубы через земли, населенные индейцами. Там возникло много вопросов, и уже были серьезные протесты.

Кстати, многие ведь предрекали естественное исчезновение народов в эпоху индустриального мира, но я вам хочу сказать, что сейчас в Канаде у индейцев рождаемость выше, чем у других народов.

<…>

Сейчас я планирую новое исследование, для чего нужно будет поехать в Эвенкию. Это — проект о будущем реки Нижней Тунгуски, на которой сейчас нет ГЭС. Очень большая и интересная тема. Пока нет общей истории этой реки, где речь пойдет не только о людях, но и о природе. И не только об эвенках пойдет речь — но и о русских, украинцах, других народах, которые здесь взаимодействуют. Нужно понять межкультурную жизнь на большой реке у народов, мирно живущих в этих краях. Работа эта не на один год.

Тайга.инфо: Вы общались с большим количеством самых разных людей. Наверное, какие -то выводы для себя сделали?

— Люди здесь понимают ритм жизни, и он совсем другой, чем в Канаде или в Техасе. Я научился здесь много ходить пешком. В США просто невозможно ходить пешком на один километр — считается, что это очень далеко. А тут я просто могу погулять целый час. Еще есть время просто посидеть, пить чай с друзьями — там это почти невозможно. Здесь нет такого атомизированного общества, и это видишь каждый день. У меня появилось очень много друзей в Сибири, и я очень этому рад.

Тайга.инфо: Что-то переняли для себя?

— Баню! Обязательно построю дома в Канаде баню.

Беседовал Владимир Кузменкин

Похожие новости

  • 25/08/2017

    Мария Кудинова: Китай - это целая вселенная

    Заместитель директора Центра языка и культуры Китая ГИ НГУ, преподаватель кафедры востоковедения Мария Кудинова в шутку называет себя «ненастоящим археологом», говорит, что любит собак и именно это помогло ей получить возможность поступить в докторантуру Пекинского университета.
    1077
  • 14/08/2019

    Сохранение исторического наследия

    ​Археологические памятники Минусинского и Курагинского района оцифруют. Этой работой займутся научные сотрудники Минусинского музея имени Мартьянова при содействии Новосибирского государственного университета.
    395
  • 21/11/2019

    Новосибирские археологи представили результаты полевых работ 2019 года

    20 ноября в Институте археологии и этнографии СО РАН прошла пресс-конференция, на которой были представлены результаты полевых работ 2019 года. В рамках пресс-конференции выступил профессор кафедры археологии и этнографии Гуманитарного института НГУ, главный научный сотрудник ИАЭТ СО РАН, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН Михаил Шуньков, который рассказал о новых находках костяных орудий и персональных украшений начала верхнего палеолита из южной галереи Денисовой пещеры, а также о находке палеолитической скульптуры представителя семейства кошачьих.
    621
  • 11/02/2017

    Книга новосибирских археологов о музыкальных инструментах каменного века

    Костяная трубочка с отверстием, найденная во время археологических раскопок. Украшение или флейта? Что мы знаем о музыкальных инструментах древних людей? Были ли они у живших в каменном веке? Об этом рассказывает археолог Дарья Кожевникова, соавтор монографии «Формы знакового поведения в палеолите: музыкальная деятельность и фоноинструменты».
    2244
  • 27/02/2020

    Профессор НГУ - о развитии языка, смайликах и онлайн-общении

    ​В феврале новосибирцы отмечали Международный день родного языка. Доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой общего и русского языкознания ГИ НГУ Наталья Кошкарева рассказала «АиФ-Новосибирск», как меняется русский язык.
    398
  • 14/03/2017

    Вадим Журавлев: научная конференция - это «концептуальный атом»

    Вадим Викторович Журавлев – кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Гуманитарного факультета НГУ, сотрудник Сектора общественно-политического развития Института истории СО РАН.
    2911
  • 17/06/2020

    Студентка НГТУ НЭТИ создала стартап по спасению «умирающих» языков

    В середине июня студентка из Республики Саха (Якутия) разработала проект Lingua Bear для сохранения исчезающих языков, который в конце этого месяца будет защищаться в НГТУ НЭТИ в формате «Стартап как диплом».
    270
  • 03/10/2017

    Владислав Кокоулин: историк всегда найдет, чем заняться

    ​​​​​​​В канун столетия октябрьской революции вышла новая монография доктора исторических наук Владислава Кокоулина «Белая Сибирь: борьба политических партий и групп (ноябрь 1918 – декабрь 1920 гг.
    2125
  • 07/03/2019

    Что думают лингвисты о феминитивах

    ​Админка, авторка, редакторка… Эти слова вызывают у вас восторг или бурю негодования? О том, почему мы так неравнодушны к феминитивам и что думают о них лингвисты, мы поговорили с доцентом кафедры общего и русского языкознания Гуманитарного института Новосибирского государственного университета кандидатом филологических наук Оксаной Михайловной Исаченко.
    2067
  • 07/02/2020

    Как понять язык жестов

    ​О том, как заглянуть в чужие мысли, в какой океан закидывают удочку лингвисты и какие неожиданные вопросы возникают у участников научных экспериментов, в интервью для проекта Indicator.Ru и Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию «Я в науке» рассказала сотрудник Центра социокогнитивных исследований дискурса (СКоДис) и Когнитивной лаборатории полимодальной коммуникации (ПолиМод) при Московском государственном лингвистическом университете Ольга Прокофьева.
    429