Вновь обратиться к теме подготовки кандидатов и докторов наук в российской науке после опубликования статьи [1] нас заставило неординарное событие. Речь идет о Постановлении Правительства РФ от 11 мая 2017 года за № 553. Информацию об этом событии можно найти в статье сотрудника Высшей школы экономики Григория Юдина в ТрВ-Наука [2]. Несколько десятков отечественных университетов и институтов получат право присваивать ученые степени без контроля Высшей аттестационной комиссии (ВАК). До этого таким правом обладали только диссертационные советы МГУ и СПбГУ. В том же номере газеты приведены два отклика на эту статью представителей ВАК: члена Президиума ВАК математика Виктора Васильева и члена экспертной комиссии ВАК биомеханика Андрея Цатуряна [2, c. 3].

По мнению Г. Юдина, постановление № 553 является революционным, так как затрагивает важнейшие вопросы аттестации научных кадров. Автор [2] считает, что научные организации станут больше заботиться о своей репутации. Это будет способствовать решению давно обсуждаемой проблемы купленных и ворованных диссертаций. Важна также отмена стандартизации процесса аттестации. Каждая организация будет сама устанавливать процедуру и правила присуждения ученых степеней. Отпадет необходимость в авторефератах и пр. Таким образом, запускается процесс реформирования существующей системы присуждения ученых степеней. Конечно, возникают опасения, что устранение государственного контроля приведет к росту числа липовых диссертаций. Однако по мере выявления диссертационных советов, замеченных в этих делах, спрос на выдаваемые ими дипломы будет падать.

Отмеченные выше отклики на статью Г. Юдина не столь оптимистичны. Опасность видится в расширении процесса подготовки и защиты заказанных за деньги диссертаций. Действительно, активность диссертационных советов по рассмотрению трудов с масштабными и некорректными заимствованиями благодаря работе Диссернета, ВАК и Минобрнауки заметно снизилась. Теперь же появится возможность вернуться к прежней деятельности, сулящей немалые доходы. Вероятно, адаптация к новым условиям не будет долгой. Многие диссертационные советы имеют в своем составе членов (авторов, научных руководителей, оппонентов и пр.), причастных к деятельности такого рода.

По нашему мнению, во многих рекомендациях по реформированию системы присуждения ученых степеней, в том числе в постановлении № 553, не используется системный подход. Не рассматриваются многие факторы, влияющие на процесс присуждения. Нам известна одна публикация известного науковеда (ныне покойного) Г. С. Хромова, выполненная с применением системного подхода [3]. Настоящая публикация — шаг в этом направлении. Здесь обсуждаются два фактора: (1) изменение положения соискателей в случаях успешной защиты; (2) оценка индивидуальных успехов соискателей.

Рассмотрим первый фактор. Уже в первом постановлении 1934 года отмечено, что обладание ученой степенью дает преимущественное право при занятии соответствующих должностей. В 1957 году были введены доплаты за ученые степени. Последствия не замедлили cказаться. Вот как об этом сказано в книге Миндели Л. Э. и Хромова Г. С.: «Естественное стремление к профессиональному успеху всё более подменялось соображениями формальной карьеры, с необходимостью включавшей защиту сначала кандидатской, а затем докторской диссертаций» [4, с. 101].

К 1985 году за 50 лет функционирования государственной системы аттестации научных работников в СССР было подготовлено около 460 тыс. кандидатов и 44 тыс. докторов наук. В дальнейшем произошло взрывное увеличение численности ученых высшей квалификации. С 1994 по 2008 год число кандидатов наук возросло (округленно) на 300 тысяч, докторов наук — на 55 тысяч. И это в условиях кризиса отечественной науки, сопровождавшегося уменьшением числа научных сотрудников, снижением вклада отечественной науки в мировые информационные потоки и пр. Многие ученые, в том числе работники фундаментальной науки, в условиях кризиса озаботились укреплением своего служебного положения и перспективами увеличения служебных окладов. Поэтому они в массовом порядке мобилизовали свои прежние наработки для подготовки диссертаций. Ко всему прочему это сопровождалось и падением требовательности к качеству диссертаций со стороны диссертационных советов. Вот фрагмент из упомянутой выше кннги Миндели Л. Э. и Хромова Г. С.: «Эту парадоксальную картину трудно истолковывать иначе, как свидетельство нараставшей инфляции ученых степеней. Признаки такой инфляции стали проявляться еще в 1970-е годы. Уже тогда защиты диссертаций начали походить на формально-бюрократические спектакли, вынужденно сопровождавшие научную жизнь, но всё менее значимые для развития собственно науки» [4, с. 210].

Неудивительно, что появились люди, желающие приобрести ученые степени за деньги. Справедливо суждение: «…в современной науке звания, отличия и всяческие титулы ценятся высоко и используются наподобие воинских званий. В установившейся научной среде им сопутствует негласная, но вполне ощутимая иерархия авторитетов и, соответственно, прав, возможностей и мелкой власти» [3, c. 41–42].

В нашем архиве имеется статья 1999 года с данными о стоимости подготовки кандидатских диссертаций «под ключ» по ряду гуманитарных дисциплин. Минимальная цена — 1500–2000 долл. США для диссертаций по педагогическим наукам. Наиболее дорогие диссертации — по юридическим наукам, от 8000 до 20 тыс. долл. [5]. А ведь подготовка и продажа диссертаций началась гораздо раньше. Поэтому не вызывает удивления информация о «торговой» деятельности диссертационных советов во многих городах страны.

В деле выявления продаж диссертаций под/на заказ и «под ключ» прогресса нет. Как выявить диссертации, сделанные под заказ и на хорошем научном уровне? Уже отмечались трудности в решении этой проблемы. А масштаб продаж впечатляет. По некоторым данным, выявлено более полумиллиона предложений по написанию, продаже и защите диссертаций. Предложений с изготовлением «продукта под ключ» поменьше в несколько раз, но всё равно счет идет на десятки тысяч [1, 6].

Что касается оценки индивидуальных успехов соискателей, то это достигается привлечением экспертных и наукометрических подходов. Постепенно внедряются соответствующие процедуры в фундаментальных исследованиях, основанные на их гармоничном применении. Большие надежды возлагались на наукометрию, позволяющую избегать субъективных предпочтений. Но появилась опасность некритического применения количественных методов. О трудностях такого рода предупреждали еще основоположники наукометрии. Сошлемся на две публикации на эту тему. Первая публикация представлена известным специалистом по наукометрии С. Д. Хайтуном. Он считает, что наукометрия в принципе неприменима для индивидуальной оценки ученых. Наукометрические индикаторы в этой задаче обладают низкой валидностью, и поэтому оценки имеют ярко выраженный стохастический характер [7]. В другой публикации специалиста по управлению качеством проф. Ю. П. Адлера делается такой вывод: оценка работы ученого не только не имеет смысла и некорректна, но еще и научно несостоятельна [8]. Здесь применим закон Гудхарта. Когда социальный или экономический показатель используется для проведения социальной или экономической политики, он перестает быть достойным доверия показателем. Правда, в работе [8] допускается анализ цитируемости для самооценки, но не для решения карьерных, имиджевых и аналогичных задач.

Рис. В. Богорада 

Рис. В. Богорада

Актуальна критика плохо обоснованных случаев применения наукометрии. Примером может служить использование количественных индикаторов для оценки индивидуальных успехов ученых в Московском государственном университете [9]. Это насаждаемое сверху в административном порядке применение наукометрии. Ясно, что потребуются дополнительные усилия для устранения образующихся здесь «завалов».

Перед выдвижением рекомендаций по уменьшению негативного влияния отмеченных факторов сделаем два замечания. Ранее декларировалась самостоятельность научных организаций при разработке правил и условий присуждения ученых степеней. Можно предсказать, что это приведет к появлению дополнительных правил и условий. Наши рекомендации могут совпасть с рекомендациями других организаций. Могут быть выдвинуты и более привлекательные предложения. Поэтому предлагаемый вариант рекомендаций стоит рассматривать как один из множества вариантов для дальнейших обсуждений. Второе замечание — призыв к осторожности при введении новых правил. Сначала новые правила стоит вводить для нескольких научных коллективов в экспериментальном режиме. Анализ результатов эксперимента покажет преимущества и недостатки новых вариантов.

Первое предложение — основать новый научный фонд с присуждением грантов научным коллективам, отличившимся эффективной научной деятельностью обладателей ученых степеней. Принципиальное отличие от существующей системы состоит в оценке успехов работы коллективов исследователей в некотором временном диапазоне после получения ученой степени, а не к моменту защиты диссертаций. Наличие большого числа научных фондов — одно из непременных условий эффективного развития фундаментальной науки. В этом случае отечественная система аттестации научных кадров, очевидно, приблизится к американской системе подготовки Ph. D. Там не требуется получение значимых научных результатов при получении ученой степени. Это завершающий этап подготовки специалиста, способного к самостоятельным научным исследованиям [3]. Очевидно, полезно и ранжирование научных коллективов по «карьерной отдаче» специалистов с учеными степенями. Здесь имеет смысл воспользоваться большой информацией по ранжированию ведущих университетов мира. Из нескольких глобальных рейтингов университетов мира можно выбрать индикаторы и их вес, с помощью которых и выполняется ранжирование [10]. В итоге будут получены два списка: успешные организации; прочие организации. Из лучших организаций-аналогов следует отобрать практику использования стандартов, технологий и методов работы (бенчмаркинг). Прочие организации потребуют дополнительного анализа для выявления причин, затрудняющих их попадание в первый список.

Второе предложение относится к оценке индивидуальных успехов научных сотрудников. Здесь основными выступают экспертные процедуры. Это отмечается и в книге Г. С. Хромова: «Докторами в западной науке становятся обычно очень молодые люди, дальнейшая профессиональная судьба которых всецело зависит от их реальных достижений, воплощающихся в виде авторитета в научной среде. Они могут приобретать международную известность и имя, приглашаться в оргкомитеты конгрессов и симпозиумов, в лекционные поездки, продвигаться по служебной лестнице, получать престижные стипендии, научные премии и прочие награды» [3, с. 52].

За границами нашего рассмотрения остаются и другие факторы, влияющие на аттестацию научных кадров. Это, например, состав и квалификация членов диссертационных советов, консерватизм исследовательской тематики, большие затраты труда и времени исследователей высокой квалификации на оппонирование, участие в работе диссертационных советов, экспертных советов и пр. Полезно собирать и анализировать информацию по влиянию этих факторов с последующим выдвижением соответствующих рекомендаций.

Юрий Грановский,

канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

1. Грановский Ю. В. «…но кандидатом быть обязан!» // ТрВ-Наука № 2 (221) от 31 января 2017 года, с. 6.

2. Юдин Г. Наука справится сама // ТрВ-Наука № 10 (229) от 23 мая 2017 года, с. 2.

3. Хромов Г. С. Наука, которую мы теряем. — М.: Космосинформ, 1995.

4. Миндели Л. Э., Хромов Г. С. Научно-технический потенциал России: в 2 ч. Ч.2. — М.: Институт проблем развития науки РАН, 2011.

5. Савин А. Диссертации оптом и в розницу // Известия, 13 октября 1999 года, с. 7.

6. Грановский Ю. В. Подготовка кандидатов и докторов наук // В печати.

7. Хайтун С. Д. Жертва культа карго // Политическая концептология, 2014, № 3, с. 208–211.

8. Адлер Ю. П. «Оцифрованный» ученый // Науковедческие исследования, 2015: Сборник научных трудов. Центр научно-информационных исследований по науке, образованию и технологиям ИНИОН РАН. Отв. ред. Ракитов А. И. — М., 2015, с. 126–138.

9. Грановский Ю. В. Второе пришествие наукометрии в Московский университет // Естественнонаучное образование: вызовы и перспективы. Сборник / Под общей ред. акад. В. В. Лунина и проф. Н. Е. Кузьменко. — М.: Изд-во Московского университета, 2013, с. 255–267.

10. Грановский Ю. В. Московский университет в рейтингах университетов мира // Естественнонаучное образование: вектор развития. Сборник / Под общей ред. акад. В. В. Лунина и проф. Н. Е. Кузьменко. — М.: Изд-во Московского университета, 2015, с. 107–134.

Похожие новости

  • 22/05/2017

    Владимир Филиппов: программу продвижения российских вузов в мире нужно продолжить до 2030 года

    Программу повышения конкурентоспособности российских университетов среди мировых вузов (проект "5-100") нужно продолжить до 2030 года. Такое мнение высказал в четверг ТАСС ректор Российского университета дружбы народов (РУДН), глава Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов на полях XX семинар-конференции проекта "5-100" в РУДН.
    215
  • 16/12/2016

    В ВАК прокомментировали идею Владимира Филиппова о введении степени PhD

    ​Предложение ввести в РФ степень PhD не подразумевает замену уже существующей российской системы, а предполагает полное равенство PhD степени кандидата наук и сохранение степени доктора наук, сказал РИА Новости глава Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Владимир Филиппов.
    726
  • 02/06/2017

    Историк Игорь Федюкин о правилах защиты диссертации как метафоре государственного управления

    Процедура защиты диссертаций, т. е. допуска в профессию, едва ли не самое больное место российской науки. С одной стороны, качество защищаемых работ и самой процедуры защиты нередко оказывается позорно низким, на грани (или за гранью) профанации; коррупция и плагиат давно уже носят массовый характер.
    350
  • 06/04/2017

    Об академической мобильности российских ученых

    В России сохраняется крайне низкий уровень участия в международном обмене исследователями, выяснили ученые из Высшей школы экономики. Доля организаций сектора исследований и разработок, участвующих в международном обмене сотрудниками по срочным контрактам, составляет менее 3%.
    499
  • 31/08/2016

    Какие профессии станут самыми востребованными?

    1 сентября в вузы придут около 5 млн студентов. Из них 304 тысячи поступили в этом году на бюджетные места в специалитет и бакалавриат. 64 процента этих мест получили будущие инженеры, педагоги, медики.
    711
  • 15/03/2017

    Чем опасна монополия в сфере интеллектуальной собственности

    Почему рынок интеллектуальной собственности, в частности авторского права, не переживет госмонополии, с какими противоречиями сталкивается государство и чем поможет блокчейн? Об этом читайте в колонке специалиста по истории средств массовой информации и авторского права, заведующего кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ имени М.
    544
  • 04/05/2016

    Как доламывают образование в России

    ​С 1 сентября Московский государственный и Санкт-Петербургский государственный университеты получат право проводить аттестацию на присуждение степеней кандидата и доктора наук, минуя Высшую аттестационную комиссию (ВАК).
    901
  • 14/09/2016

    Ольга Васильева: у нас большие достижения в системе высшего образования и хорошие научные проекты

    ​Несмотря на всю непопулярность реформ экс-главы Минобрнауки Дмитрия Ливанова, первое назначение на этот пост женщины, автора работ на богословские темы, историка Русской православной церкви очень сильно всколыхнуло общественность.
    748
  • 13/04/2017

    Инновационное развитие регионов невозможно без участия опорных вузов

    ​Опорные вузы должны стать связующим звеном между властью и бизнесом в процессе инновационного развития российских регионов. К такому выводу пришли участники дискуссии "Вузы как центры пространства создания инноваций: вызовы и перспективы", прошедшей в рамках Московского международного салона образования (ММСО).
    339
  • 31/03/2017

    Переход российской системы высшего образования к Болонской системе: потери и достижения

    В последнее время много споров вызывает переход российской системы высшего образования к Болонской системе, принятой во многих странах Европы. По признанию преподавателей вузов, Болонская система образования при всех ее плюсах и минусах задает важный вектор развития высшего образования: вектор на сотрудничество и развитие.
    1169