Как пресс-службы вузов «5-100» следят за наукой в своих организациях, взаимодействуют ли они с журналистами, читают ли свою почту и имеет ли памятник рецензенту отношение к науке, читайте материале Indicator.Ru.

Постоянно работая с новостями российской науки, редакция Indicator.Ru часто удивляется тому, как составлены релизы отечественных научных организаций. Или как не составлены. Ведь даже вузы Проекта «5-100» зачастую совсем не рассказывают об исследованиях своих сотрудников, несмотря на то, что популяризация науки заложена в эту программу. Поэтому мы решили создать рейтинг пресс-служб вузов «5-100» по их популяризаторской деятельности. Сам рейтинг будет опубликован позже, а сейчас — колонка заместителя главного редактора Indicator.Ru о том, как проходила работа над рейтингом, что пресс-секретари делали правильно и, что было гораздо чаще, что они делали неправильно или не делали совсем.

Анкета для вузов и сопровождающее ее письмо были отправлены в пресс-службы 21 вуза из списка «5-100» 19 сентября. В письме говорилось, что заполненные опросники нужно прислать до 30 сентября. Казалось бы, девять рабочих дней — достаточное время для того, чтобы ответить на 21 вопрос, даже с учетом того, что в ряде случаев было необходимо привести ссылки на опубликованные материалы.

Тем не менее в срок уложилось менее половины вузов. Представители части пресс-служб ответили, что анкету они получили, но на заполнение потребуется дополнительное время, часть не ответила вообще. Пятерка «финалистов» прислала анкеты только после длительной переписки и телефонных звонков. Последний опросник пришел 31 октября, с пометкой, что «на самом деле публикаций у нас больше», но в анкете приводятся те, что «успели отсмотреть». Трудно представить, сколько научных релизов нужно было опубликовать с января по июнь 2017 года, чтобы их нельзя было отсмотреть за полтора месяца.

При повторной рассылке писем «опаздывающим» вузам выяснилось, что первое письмо они не получали. В спам оно вряд ли могло уйти, так как второе сообщение было отправлено с того же адреса электронной почты — и было получено. Правда, во второй раз был расширен список получателей: в него добавились индивидуальные адреса представителей пресс-служб. Получается, что общие почты типа «press@...» некоторые пресс-службы просто не проверяют, несмотря на то, что именно эти адреса указаны в качестве официального канала связи в списке контактов Проекта «5-100».

Заполненные анкеты наводили на мысль о том, что некоторые сотрудники пресс-служб не читали сопроводительное письмо и не пытались вчитаться в саму анкету. В письме четко говорилось, что по любым вопросам можно звонить и писать его отправителю, на практике этой опцией воспользовались четыре человека, остальные предпочли ответить на вопросы самостоятельно — и не всегда успешно.

Начнем с того, что при ответе на второй вопрос («Сколько релизов вы опубликовали с 1 января 2017 года? Приведите ссылки на опубликованные материалы») часть пресс-служб просто указала количество релизов, без ссылок. Мы, конечно, все нашли сами — всего-то нужно было вручную отсмотреть всю ленту научных новостей вуза (если таковая имелась) за шесть месяцев. Впрочем, делать это пришлось даже в тех случаях, когда ссылки были приведены, так как под видом «научных релизов» нам предлагались публикации о том, как ректор встретился с зарубежными учеными, как прошел праздник «Студенческая весна» и какая команда КВН победила в региональном конкурсе.

Можно допустить, что некоторые коллеги не поняли, что речь идет именно о научных релизах (хотя в первом вопросе четко говорилось о «пресс-релизах, основанных на публикациях в научных журналах»). Были случаи, когда представители пресс-службы звонили, уточняли этот момент и все равно присылали ссылки на новости, не имеющие никакого отношения к науке. Довольно интересно было узнать и то, что в представлении пресс-службы может считаться «научной новостью». На формулировку «научная новость — это новость на основе публикации статьи в рецензируемом журнале» один из коллег возразил, что открытие памятника научному рецензенту тоже является научной новостью, ведь рецензирование — это процесс, который предшествует публикации в журнале. Именно по причине таких расхождений заявленные пресс-службой несколько десятков публикаций могли после проверки ссылок и анализа ленты новостей превратиться в три-пять, а иногда и вовсе свестись к нулю. И еще один случай, который поразил автора этого текста, когда в ответе на первый вопрос о том, пишет ли вуз релизы на основе научных статей, был дан ответ «нет», а во втором вопросе заполнявший анкету человек привел около полусотни ссылок на публикации самого разнообразного характера, вышедшие на сайте вуза.

Спорным оказался вопрос о наличии на сайте вуза раздела «Наука» / «Новости науки» и о частоте его обновления. В части анкет ссылка на раздел «Наука» вела на тот раздел сайта, где перечислялся список подразделений и факультетов университета, его лаборатории и руководство. При этом было указано, что раздел «Наука» обновляется с завидной регулярностью, по несколько раз в неделю. По всей вероятности, пресс-службы имели в виду другой раздел — тот, на котором все-таки публикуются новости науки. И здесь мы столкнулись с тем же непониманием, что считать научной новостью: в большинстве случаев (за исключением вузов, которые в итоге попали в первую группу рейтинга) именно научные новости появлялись на сайтах примерно один раз в полторы недели. Все остальные обновления были опять-таки посвящены КВН, визитам иностранных коллег и прочим событиям из жизни университета.

В целом у редакции Indicator.Ru впечатление от работы над рейтингом и общения с пресс-службами сложилось неоднозначное. С одной стороны, стало очевидно, что подавляющее большинство сотрудников, ответственных за общение со СМИ и освещение результатов деятельности университета, довольно туманно представляют себе свои задачи и, по сути, не выполняют их. С другой стороны, не менее очевидным стало и то, что, несмотря на сомнительные результаты своей деятельности, занять в рейтинге не последнее место им очень хотелось. Только этим можно объяснить ту массу абсолютно неподходящих ссылок, которую нам пришлось отсмотреть.

Автор: Яна Хлюстова

Похожие новости

  • 23/01/2017

    Сергей Комиссаров: изучение мавзолеев древнего Китая - важное направление исследований сибирских ученых

    ​В реконструкции истории древних обществ важное значение имели материалы элитных захоронений – можно вспомнить египетские пирамиды или «царские» курганы скифских племен. В последние годы все больший объем сведений о могилах древних царей и полководцев поступает из Китая.
    745
  • 01/07/2016

    Новосибирские ученые издадут книгу о подвигах полководцев Тимура

    ​Новосибирские историки первыми в мире решили восстановить биографии полководцев легендарного Тамерлана. Автор исследования - доцент кафедры археологии и этнографии гуманитарного факультета НГУ Леонид Бобров недоумевает, почему личности тех, кто расширял одну из самых великих империй, до сих пор не интересовали ученых.
    598
  • 22/07/2016

    Наталья Радченко: политикам выгодна фальсификация истории

    ​История - эффективный политический инструмент, которым пользуются правительства многих стран. Введение единого учебника по истории, противостояние фальсификации - может ли история быть "правильной" и "неправильной"? На этот вопрос ответила кандидат исторических наук Наталья Радченко.
    668
  • 10/10/2016

    Ученый ТПУ исследует как в Третьем рейхе сосуществовали нацизм и право

    ​​Как нацистская идеология влияла на теоретические взгляды юристов, оставшихся в Германии в период Третьего рейха (1933-1945 годы) и принявших режим, - таким вопросом задался доцент кафедры гуманитарного образования и иностранных языков Юргинского технологического института Томского политеха Марат Билалутдинов.
    770
  • 17/03/2017

    Ученый-филолог Иосиф Стернин размышляет о наболевшем

    О проблемах, с которыми сталкиваются российские гуманитарии при подготовке статей в англоязычные международные журналы, в общих чертах известно: их попытки донести российскую специ­фику до зарубежных специалистов, следуя традиционным издательским правилам, часто завершаются неудачей.
    469
  • 07/11/2016

    Результаты этнографического диктанта в Новосибирске

    ​Максимальный результат, который набрали новосибирцы за написание Большого этнографического диктанта (БЭД), составил 99 баллов. Об этом сообщила координатор БЭД по Новосибирской области Ирина Октябрьская.
    795
  • 15/03/2016

    Филологи из АлтГУ получили признание на международном уровне

    ​В решении XX-ой Международной конференции Российской ассоциации исследователей, преподавателей и учителей риторики "Риторика и речеведческие дисциплины в условиях реформы образования" (г. Москва) в числе четырех активно работающих региональных отделений отмечено Алтайское (руководитель - проф.
    1056
  • 23/12/2016

    Студенты-археологи НГУ подвели итоги полевой практики

    Студенты Гуманитарного института НГУ подвели итоги летней полевой практики. В этом году 11 групп студентов искали, раскапывали и изучали отголоски прошлого. Студенты группы 14803 под руководством директора Института археологии и этнографии СО РАН, член-корреспондента РАН Михаила Шунькова проходили практику на базе Алтайского отряда института на многослойных палеолитических стоянках Денисова пещера и Карама.
    1207
  • 02/11/2017

    Этнографический и Тотальный диктанты: сходства и различия

    ​У Тотального диктанта появился конкурент. Большой этнографический диктант пройдет 3 ноября во всех субъектах РФ. Он проводится второй раз, но по масштабу и массовости почти догнал Тотальный. VN.ru сравнил особенности двух просветительских акций.
    110
  • 08/02/2017

    Специалисты отметили высокий уровень грамотности участников «Тотального диктанта-2016»

    ​Результаты "Тотального диктанта-2016" свидетельствуют о высоком уровне грамотности и эрудиции участников акции. К такому выводу пришли филологи на прошедшей в Новосибирском государственном университете V Конференции Тотального диктанта, сообщили в фонде поддержки языковой культуры граждан "Тотальный диктант".
    409