​В Москве состоялась Вторая Всероссийская конференция “Центры коллективного пользования и уникальные научные установки организаций, подведомственных ФАНО России”. Мероприятие собрало более полутысячи представителей ведущих ЦКП, исследовательских и образовательных организаций, а также специалистов зарубежных и российских предприятий приборостроения. 

Принимавший участие во встрече глава ФАНО Михаил Котюков отметил, что необходимо создать единую инфраструктурную сеть ЦКП и УНУ научных и образовательных организаций и разработать соответствующую нормативно-правовую базу.

Важно также сформировать систему управления научными сервисами нового поколения сети ЦКП, обеспечить бесперебойное функционирование научной инфраструктуры в подведомственных организациях и предоставление безбарьерного доступа к ней исследователей. В рамках конференции состоялось и заседание Межведомственной рабочей группы по развитию исследовательской инфраструктуры на территории РФ. Была принята резолюция, в которой одобряется деятельность ФАНО и РАН в 2016-2017 годах по поддержке приборного парка институтов федерального агентства и Академии наук и впервые за многие годы отмечается, что осуществлена программа по ремонту дорогостоящего оборудования и созданию реестра биоресурсных коллекций. 

Сегодня в системе ФАНО России находятся 250 ЦКП, 12 суперкомпьютерных центров, 162 уникальные научные установки, 231 биоресурсная коллекция. Стоимость основного оборудования ЦКП - более 33 миллиардов рублей, УНУ - свыше 21 миллиарда рублей. Сеть ЦКП включает в себя около 3000 приборов и более 1000 уникальных методик научных исследований.

Чуть более года назад состоялось первое заседание Комиссии по развитию научной инфраструктуры организаций, подведомственных ФАНО России, которая за год проделала большую работу по развитию и повышению эффективности ЦКП и УНУ, а также обеспечению доступа к ним третьих лиц. О достигнутом, результатах конференции и планах на будущее по просьбе газеты “Поиск” рассказал председатель комиссии, заместитель председателя Научно-координационного совета ФАНО академик РАН Ренад САГДЕЕВ.

- Ренад Зиннурович, вы в своем докладе на конференции отметили, что на капитальный ремонт объектов научной инфраструктуры по 178 заявкам за год израсходованы около 500 миллионов рублей, а общий объем финансирования ЦКП и УНУ составил 1,73 миллиарда рублей. Это большие деньги, но достаточные ли? 
- Добавлю. Приобретено новое оборудование на общую сумму 600 миллионов рублей, модернизированы 6 суперкомпьютерных центров (300 миллионов рублей). Комиссия по развитию научной инфраструктуры поддержала 15 пилотных проектов по исследованиям на уникальных объектах научной инфраструктуры. 

Современная наука и получение новых знаний - очень дорогое удовольствие. Если раньше можно было открывать законы природы умозрительно, то сейчас, чтобы получить крупицу нового знания, нужны сложнейшие дорогие установки, большие коллективы. Поэтому роль инфраструктуры, приборной базы исключительно велика. Она важна как для российской науки, так и для определения ее места в науке мировой. Современные международные научные журналы просто не принимают публикации в случае, если работы выполнены на старом оборудовании. Это первое.

Вторая и очень серьезная проблема - устаревшее оборудование препятствует участию России в крупных международных научных исследованиях. Помните очень важные проекты, в которых участвует Россия: геном человека, сейчас - протеом человека? А что представляет собой международный проект такого уровня? Это разделение труда между странами. Потом все они попадают в общую копилку знаний. Но возможно это только тогда, когда у всех участников научного процесса - достойное оборудование и полученным результатам можно верить. На прошедшей конференции мы сделали оценку. Она неутешительна: средний возраст оборудования в институтах ФАНО и РАН - более 10 лет, средний возраст уникальных установок - более трех десятков лет. После 2013 года процесс регулярной закупки и обновления приборного парка был остановлен, с каждым годом мы все теряем и теряем позиции перед Европой и всем миром. 

Поскольку финансовые возможности государства ограничены, то его политика в этой ситуации - приобретать оборудование и как-то поддерживать только те приборы и установки, которые находятся в коллективном пользовании. Отсюда и возникло понятие “ЦКП”. Кстати, такая же тенденция наблюдается и за рубежом.

Нужно сказать, что после принятия 253-ФЗ ФАНО, которое получило институты в наследство от РАН, первые годы занималось организационной работой, и было, скажем так, не до оборудования. Но уже в 2015 году Михаил Котюков поставил задачу - подумать об оборудовании даже в условиях жесткого бюджета, и летом 2016 года была создана Комиссии по развитию научной инфраструктуры организаций, подведомственных ФАНО России, в состав которой вошли и академики РАН, и представители агентства. 

- Что сделано за это время?
- Много. Была принята программа поддержки уникальных научных установок. У нас же они действительно уникальные: солнечный телескоп, телескоп специальной астрофизической лаборатории на Кавказе, ускорители... В качестве пилотных проектов мы выбрали астрофизику, астрономию, ядерную физику. Были приняты и дополнительные госзадания - для тех организаций, где есть УНУ. Под это мы получили дополнительное финансирование в прошлом году - более 200 миллионов рублей. 

- А ЦКП как поддержали?
- Объявили конкурс по ремонту дорогостоящего оборудования по линии ФАНО. Как я уже сказал, многие приборы за последние годы устарели, вышли из строя блоки. Денег на ремонт в институтах не было. Поэтому все они охотно приняли участие в конкурсе. Для подачи заявок требовались предварительные экспертизы (как минимум две - оценочная стоимость ремонта и виды работ), после этого подключились уже эксперты нашей комиссии. В итоге удалось выполнить программу ремонта на сумму около 500 миллионов рублей. Надо сказать, что такой программы раньше ни в России, ни в РАН не было. А на прошедшей конференции мы услышали от коллег очень много положительных отзывов о том, как это помогло, - вновь заработали 180 крупных установок. Все это удалось сделать всего за год.

- Комиссия занималась не только обновлением оборудования?
- Да, у нас в стране создано очень много биологических коллекций: растений, животных, микроорганизмов, коллекция обезьян даже есть. Многие из них, к сожалению, бесхозные: не описаны, без сопроводительной документации. Привести все в надлежащий вид - гигантская работа. В прошлом году удалось восстановить 35 коллекций, оцифровать. А всего их у нас в России - 230. В 2017 году привели в божеский вид еще 65. Не сделай мы этого сейчас, могли бы потерять навсегда. Например, коллекцию дрожжевых грибков для вин в Крыму или коллекцию приматов (оказалось, у нас есть коллекция из 1000 живых обезьян в Научно-исследовательском институте медицинской приматологии в Сочи). Только проводя эту работу, мы увидели, каким богатством владеем.

Большое внимание было уделено суперкомпьютерным центрам. Поддержали 6 центров, повысили их суммарные мощности - половина из них уже вошла в топ-50 российских центров. 

С помощью комиссии было закуплено и новое медицинское оборудование (на сумму около 500 миллионов рублей). Это было легче сделать, поскольку у ФАНО есть специальная статья расходов по разделу “здравоохранение”. Нам надо было только сформировать предложения. 

- Сколько всего денег было потрачено на ремонт и закупку нового оборудования?
- Общий объем этой поддержки в прошлом году составил около 2 миллиардов рублей суммарно. На фоне предыдущего нуля это существенно. Ведь что было раньше в Академии наук? Была специальная программа. Приборная комиссия Президиума РАН с 2008-го по 2013 годы закупила нового оборудования на 700 миллионов долларов. Кроме того, существовали специальные программы правительственной поддержки. Правительство брало для РАН иностранные кредиты. Закупка оборудования была в приоритете.

Сейчас Россия в изоляции, финансовое положение страны очень напряженное, и не всякое оборудование можно теперь купить. Кстати, в рамках второй конференции прошли круглые столы, посвященные приборному импортозамещению и оте-чественному приборостроению. Это очень важный вопрос. В ФАНО создан Совет по приборостроению.

- Как идет взаимодействие с профильным министерством?
- С Минобрнауки работаем более плотно, чем раньше. Став заместителем министра образования и науки, наш академик Григорий Трубников создал Межведомственную рабочую группу по развитию исследовательской инфраструктуры на территории РФ. В нее вошли и представители ФАНО. Я тоже попал в эту группу. Теперь академические институты взаимодействуют по этому направлению более эффективно. Кстати, в рамках прошедшей конференции было проведено очередное заседание этой рабочей группы прямо в присутствии участников.

- Каковы итоги?
- Пока обсуждали нормативные документы, решали, какие ЦКП признать таковыми, какими должны быть загрузки по оборудованию, какую долю в них могут занимать внешние заказчики. Конечно, сейчас важно добыть финансовые средства. В решении конференции мы записали: первое - приборы являются необходимым условием эффективности науки, а она определяет положение России в мире; второе - ситуация с научным оборудованием тревожная, и разрыв между нами и продвинутыми странами все время возрастает. Участники конференции призвали руководство ФАНО и РАН обратиться к правительству с предложением о необходимости резкого обновления приборного парка организаций, проводящих фундаментальные научные исследования.

- Скажите, Ренад Зиннурович, а закупка оборудования в рамках грантов научных фондов никак ситуацию не облегчает?
- Немножко. Гранты РФФИ совсем маленькие - по 100-500 тысяч рублей, у РНФ побольше - бывает и по 5 миллионов рублей, и по 70. Но они только-только начались. Оценки же показывают: для того чтобы обновить всю научную приборную базу до современного уровня, нам необходимо разовое (в течение года) вливание в эту сферу 4-5 миллиардов долларов. Тогда это будет ощутимо. Я не устану повторять: наука определяет состояние государства. Мы говорим о фундаментальной науке, а это - ответственность государства. За рубежом научная база обновляется раз в пять лет.

- Есть статистика использования мощностей в ЦКП?
- По положению загрузка оборудования не должна быть менее 70%, тогда структура признается ЦКП и имеет право на финансовую поддержку. Сейчас обсуждается доля внешних заказчиков. Было 20-22%. Предлагается установить 40%. Мнения здесь очень разнятся.

- Когда будет закончено обсуждение и принято решение?
- За это отвечают Минобрнауки и Межведомственная рабочая группа по развитию исследовательской инфраструктуры. Группа выслушала мнения участников. Это было очень важно - послушать оценку ситуации со стороны. Первое, что сказали участники конференции, - не надо ужесточать требования. Второе: работе мешает большой и сложный документооборот. Конечно, нормативные документы важны, но нужно все-таки знать меру. И мы этот посыл тоже записали в решении конференции. Но все-таки главное - повторюсь - обновление приборного парка и поддержка ремонтов. 

- На президиуме РАН все эти вопросы предполагается поднять? 
- Мы уже многое обсуждали на президиуме. И я еще буду выступать на эту тему. А материалы конференции собираемся отправить во все российские министерства и ведомства.

- Механизм получения требуемых денег уже выработан?
- Пока нет. Я считаю, что этим должна заниматься РАН, а ФАНО будет реализовывать предложения, которые предоставит академия. Все равно деньги все пойдут в ФАНО. Но решать, кому, что и сколько, должна Академия наук. Сейчас наметился тренд сближения позиций РАН и ФАНО. Примечательно, что М.Котюков дал специальное поручение - создать так называемый лист ожидания: туда вносится то оборудование, которого пока вообще в Росси нет, но оно нам необходимо. Если появится возможность приобретения, то сразу будет заказано. В целом я очень доволен энтузиазмом людей. Хотя результат пока скромный, но по сравнению с тем, что было раньше... В конечном счете состояние науки определяет мощь государства, но до этого понимания надо дорасти. Наука потеряла доверие общества. Но если посмотреть, сколько достигнуто на вложенный рубль, то очень спорным покажется тезис, что мы отстаем.

Беседовал Андрей СУББОТИН

Похожие новости

  • 11/11/2016

    РФФИ берется за новые задачи

    ​На днях состоялось первое заседание нового Совета Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Напомним, распоряжением Правительства РФ от 29 февраля 2016 года к РФФИ был присоединен Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ).
    697
  • 17/10/2017

    Глава РНФ Александр Хлунов о новых и старых грантах

    Как будут продлевать гранты Российского научного фонда (РНФ), выданные в 2015 году, как изменились требования к молодым ученым, будут ли к экспертизе привлекаться специалисты из-за рубежа, какую роль в оценке заявок на гранты играет и будет играть автоматика, будет ли усиливаться влияние наукометрии и отменят ли бумажные заявки на гранты, в интервью Indicator.
    183
  • 28/07/2016

    РНФ расширяет конкурсную программу. Интервью с Александром Клименко

    ​Недавно Российский научный фонд (РНФ) подвел итоги первых в его истории международных конкурсов, участниками и экспертами которых стали российские и зарубежные ученые. Поддержка победителей будет проводиться на паритетной основе - РНФ и партнерскими структурами.
    914
  • 18/11/2015

    Академик Георгий Георгиев: Что губит российскую науку и как с этим бороться. Часть I

    ​​​Введение: основные типы науки. В качестве введения хочу перечислить основные типы науки. Можно различать (1) большую науку, (2) фундаментальную, (3) фундаментальную социально ориентированную (поисковую?) и (4) прикладную науку.
    1315
  • 05/10/2015

    Независимые научные фонды могут попасть под контроль Минобрнауки РФ

     Министерство образования и науки может получить полный контроль над Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и Российским гуманитарным научным фондом (РГНФ).Сейчас функции учредителя научных фондов от имени государства осуществляет Правительство РФ.
    1351
  • 20/04/2017

    Евгений Имянитов: Гранты не для гениев, а для работающих на хорошем уровне ученых

    Как оцениваются заявки на гранты Российского научного фонда (РНФ), кому вероятнее дадут грант — работающему в России ученому или такому же ученому, но работающему за рубежом, как нужно менять отечественное образование и почему грантовая система не подходит для гениев, в интервью Indicator.
    393
  • 18/10/2016

    Владислав Панченко: «Междисциплинарность не должна становиться фетишем»

    В марте 2016 года Министерство образования и науки объявило об объединении Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ). Председатель совета РФФИ Владислав Панченко рассказал как изменилась работа фонда, на сколько сократился бюджет РФФИ и какие исследования планируется провести в рамках соглашения с Роскосмосом.
    779
  • 19/01/2017

    Бюджет-2017 и финансирование науки

    ​19 декабря 2016 года президент Путин подписал закон о федеральном бюджете на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов. Расходы на гражданскую науку заметно увеличатся в сравнении с прошлым годом: на эти цели в 2017 году планируется потратить примерно 336 млрд руб.
    2272
  • 15/06/2015

    Может ли быть успешным проект ФАНО—РНФ?

    ФАНО и РНФ должны служить науке, а не управлять ею. Их назначение — создать новую основу организации отечественной науки. Но пока эта пара похожа скорее на щипцы для дробления и перемалыванияРоссийская наука серьезно ослаблена.
    848
  • 19/12/2016

    Бюджет науки оскудевает

    Государственная Дума приняла бюджет России на 2017 год и плановый период 2018-2019 годов. В прессе его именуют "консервативным", "антисоциальным" и просто "никаким". В любом случае, это не бюджет развития, и ничего хорошего науке он явно не сулит.
    1718