Если оглянуться назад, то развитие нефтегазового комплекса страны нельзя назвать иначе, как этапами Большого пути. С советских времен стратегия освоения месторождений нефти и газа ориентировалась исключительно на крупномасштабные проекты, немыслимые без активного государственного участия и привлечения огромных финансовых ресурсов. 
 
Советские руководители в вопросах выкачивания недр долгое время совершенно сознательно играли «по-крупному». После распада СССР грандиозные планы, по понятным причинам, пришлось отложить в сторону. Однако с тех пор, как нынешнее руководство страны сделало ставку на созидание «Энергетической Державы», на повестку дня опять вышло «планов громадьё». Вопрос только в том, насколько в нынешних условиях целесообразно воспроизводить подходы прошлых лет. Или необходимо сделать некоторые поправки на объективные обстоятельства, несколько изменившиеся за последнее время?
 
На этот вопрос попытался ответить академик Алексей Конторович​, открывая очередную Всероссийскую молодежную конференцию в Институте нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН. По словам ученого, те идеи, те технологии, которыми  у нас пользовались последние 80-90 лет, в значительной степени уже исчерпаны. И сегодня, считает Алексей Конторович, нам нужен новый шаг, новый рывок. А для этого нужны «свежие мозги», поскольку очередные прорывы в нефтегазовой сфере будет осуществлять новое поколение ученых (в этом, собств​енно, основное значение молодежной научной конференции, посвященной памяти академика Андрея Трофимука).

Чтобы понять особенность текущего момента, необходимо оценить сам вектор развития отечественной нефтегазовой отрасли.

Исторически сложилось так, что за сто прошедших лет освоение месторождений осуществлялось в строгом направлении с запада на восток, от территорий с относительно благоприятным климатом (Кавказ, Поволжье) – к территориям с суровым климатом (север Западной Сибири, Восточная Сибирь, Арктика). То есть с каждой новой эпохой сама природа ставит перед российскими геологами и геофизиками всё более и более сложную задачу, решить которую можно только при государственной поддержке науки.

Самым показательным моментом является то, что советским ученым-новаторам (таким, например, как упомянутый академик Андрей Трофимук или академик Иван Губкин) приходилось регулярно преодолевать скепсис и сомнения со стороны более консервативных коллег,  доказывая наличие богатых нефтегазовых месторождений в суровых краях нашей страны. Практика подтверждала их правоту, поскольку месторождения обнаруживались там, где их существование многим казалось немыслимым. Так, по поводу Западной Сибири некоторые заслуженные ученые высказывались, будто нефти там нет и быть не может, скептически оценивая предложения тогдашних новаторов. И тем не менее, именно суровые сибирские края открыли перед нашей нефтегазовой отраслью невиданные перспективы. Мало того, надолго определили дальнейшее развитие страны. В Западной Сибири, например, запасов углеводородного сырья оказалось столько, что они не только покрыли потребности отечественной промышленности, но частично покрыли потребности Западной Европы, став для нас важнейшей составляющей экспорта.

Перед войной, отметил Алексей Конторович, в нашей стране добывалось максимум 20 млн тонн нефти в год. В конце 1920-х годов основные месторождения находились на территории Чечни, Дагестана и Азербайджана. Для огромной страны, вставшей на путь индустриального развития, этого было совершенно недостаточно.

Поэтому перед советской геологической наукой встал вопрос: где и как искать новые нефтегазоносные области. Первый район, на который указали ученые той эпохи, была Волго-Уральская нефтегазоносная провинция – территория в бассейне Волги, к западу от Урала. Примечательно, что в те годы данный регион считался «востоком России». Хотя для настоящего «востока» страны, отметил Алексей Конторович, нашим ученым было еще очень и очень далеко.

Показательно то, что поиски новых «восточных» месторождений могли опираться только на серьезные научные прогнозы, поскольку поверхностных проявлений нефти в этих краях практически не было, особенно в Западной Сибири. Именно по этой причине мало кто верил в сибирскую нефть. Не прояви тогда ученые-новаторы настойчивости, то  «Энергетическая Держава» не состоялась бы в принципе. По большому счету, геологи уже не ждали «подарков» от природы в виде поверхностных проявлений нефти. Поиск новых месторождений опирался на принципиально новую парадигму, где научные исследования играли ключевую роль. Это и определило характер дальнейшего развития отечественного нефтегазового комплекса.

Учтем и то обстоятельство, что бурно растущая индустрия требовала большого количества углеводородного сырья. Отсюда закономерно вытекала установка на поиск крупных месторождений, освоение которых возможно только при непосредственном государственном участии. Успехи наших ученых, предсказавших крупнейшие месторождения в Западной Сибири, надолго закрепили соответствующий подход к освоению нефтегазовых месторождений. Данный момент был, по сути, ключевым положением указанной парадигмы. В принципе, в советские годы иного подхода к развитию не предполагалось. Коль планы у государства были громадные, то соответствующие масштабы предписывались и геологоразведке. По словам Алексея Конторовича, первой задачей было «расширение географии нефтяной промышленности» за счет новых провинций в континентальной части территории страны. Предполагалось последовательное освоение всё новых и новых провинций с запада на восток. Соответственно, второй неотъемлемой частью данной стратегии был поиск, в первую очередь, уникальных и КРУПНЫХ по запасу месторождений. Освоение множества мелких месторождений считалось нецелесообразным ввиду неоправданных затрат на инфраструктуру.

Необходимо понимать, что все крупные месторождения нефти и газа, с которыми нынешнее руководство страны связывает большие надежды, были открыты еще в советские годы. Именно тогда были подтверждены прогнозы насчет того, что запасы углеводородов в Арктике сопоставимы с запасами углеводородов на суше. Иначе говоря, нынешняя «арктическая эпопея» есть лишь запоздалая попытка продолжить реализацию советской стратегии развития нефтегазового комплекса.

Однако, замечает Алексей Конторович, советская парадигма к настоящему времени практически реализована.

«Мы дошли до Тихого океана и до Северного Ледовитого океана, и дальше на суше расширять географию нефтегазовой промышленности нам некуда. Мы открыли почти все крупные и гигантские месторождения». Последовательная реализация этой парадигмы, считает ученый, как раз и сделала нашу страну «Энергетической Державой».

Всего было разведано около 50 млрд тонн нефти и добыто 21 миллиард. В принципе, гнаться сейчас за показателями нефте- и газодобычи уже нет смысла. Производить нужно столько, сколько «возьмет» рынок. По словам Алексея Конторовича, Западно-Сибирская нефтегазоносная провинция останется главной нефтяной базой Росси еще на многие десятилетия. В общем, считает он, задачи, поставленные прошлой парадигмой, в целом решены. Поэтому сейчас необходимо сформулировать новую парадигму.

Фактически, все крупные месторождения были открыты в советское время. Сейчас основной «сгусток» открытий приходится на мелкие и мельчайшие месторождения. Когда-то, отмечает Алексей Конторович, им совершенно не уделяли внимания, и сегодня для их освоения необходимы соответствующие разработки. Этим, конечно же, должна заняться наука. Здесь, утверждает Алексей Конторович, потребуются другие технологии, потребуется другая институциональная среда. В настоящее время для  освоения таких месторождений можно привлекать небольшие частные компании (что было немыслимо в рамках предшествующей парадигмы). Это одно из важных положений. Параллельно необходимо «аккуратно» использовать старые крупные месторождения, немалая часть которых сильно обводнена. «Отделение воды – это очень большая проблема, но, тем не менее, их надо осваивать, поскольку там большие запасы», - подчеркнул ученый. На его взгляд, их надо осваивать по новым технологиям, что также является важнейшей задачей для науки.

В общем, дальнейшее развитие нефтегазового комплекса потребует новых решений и новых «творческих мозгов». В принципе, «творческие мозги» в стране есть, что наглядно подтверждают молодежные конференции. Главное, чтобы они оказались востребованными в своей стране.

Олег Носков

Источники

Сумма технологий для "Энергетической Державы"
Академгородок (academcity.org), 11/10/2017

Похожие новости

  • 15/02/2016

    I Международный конкурс «Геолог Года — 2016»

    Приглашаем принять участие в I Всероссийском конкурсе с международным участием среди студентов и аспирантов «ГЕОЛОГ ГОДА –2016»«ГЕОЛОГ ГОДА» – это уникальный конкурс для студентов и аспирантов геологических и горных специальностей, включающий в себя научный, творческий и спортивный туры.
    1686
  • 20/04/2015

    Молодые ученые ИНГГ СО РАН победители программы "УМНИК"-2015

    ​​Поздравляем победителей программы "УМНИК"-2015​: Алексея Фаге​ (м.н.с. лаборатории электромагнитных полей​) тема: «Разработка системы трехмерного моделирования данных электротомографии».
    681
  • 12/07/2017

    Сибирские ученые начали поиск новых месторождений алмазов в Архангельской области

    ​Ученые Института геологии и минералогии (ИГМ) Сибирского отделения (СО РАН) при поддержке Российского научного фонда (РНФ) начали масштабное исследование минералов для поиска новых алмазных месторождений в Архангельской области.
    370
  • 14/03/2017

    В рамках Года экологии в Новосибирске подведены итоги областного конкурса исследовательских работ и проектов

    ​Конкурс проводился по следующим номинациям: -"Исследовательская работа". -"Экологический проект". В нем приняли участие 196 обучающихся образовательных организаций Новосибирской области и г.
    750
  • 19/07/2017

    Новосибирские геологи узнают о прошлом Азии с помощью Тихого океана

    ​Геологи НГУ и ИГМ СО РАН изучают прошлое Центральной и Восточной Азии с помощью тихоокеанского региона. Исследования ведутся на средства 90-миллионного мегагранта правительства РФ. Руководителями проекта являются японский профессор Шигенори Маруяма и российский геолог Инна Сафонова.
    297
  • 23/09/2016

    Учёные из Новосибирска получили мегагранты правительства РФ

    Четверо ученых из Новосибирска получили мегагранты по 90 млн рублей, полный список​ получателей опубликован в постановлении Правительства РФ. Среди получателей двое ученых из НГУ, один из НГТУ и один представитель Института гидродинамики СО РАН.
    992
  • 27/10/2017

    ИГМ СО РАН среди победителей городского конкурса в сфере охраны труда

    Три предприятия Новосибирска — ПАО «НЗХК», АО «Сибирьгазсервис», ФГБНУ Институт геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН — признаны победителями городского конкурса на лучшее состояние условий и охраны труда по итогам 2016 года.
    112
  • 05/07/2017

    Главные новости сибирской науки в июне 2017 года

    ​В результате анализа данных информационного портала ГПНТБ СО РАН «Новости сибирской науки» за июнь 2017 г. выявлены самые рейтинговые сообщения по различным категориям.  В разделе «Новости РАН» самый высокий рейтинг у сообщений: 9 июня - РАН сверяет возможности встроиться в новый технологический уклад.
    682
  • 21/10/2014

    Ученые института получили грант на использование ресурсов Windows Azure в научных вычислениях

    ​Группа исследователей из лаборатории геоэлектрики (заявку готовили Надежда Штабель и Александр Шеин) получила грант Microsoft Azure Research Award. Исследования связаны с трехмерным моделированием нестационарных электромагнитных полей векторным методом конечных элементов на неструктурированной трехмерной тетраэдральной сетке.
    924
  • 22/09/2016

    Минерал-индикатор поможет находить алмазные месторождения

    Российские ученые установили, что высокое содержание хрома в рутиле (минерале-спутнике алмаза) позволяет рассматривать рутил как новый высокоэффективный минерал при поиске алмазных месторождений. Исследования поддержаны Российским научным фондом.
    1205