27 ноября на сайте Российского фонда фундаментальных исследований были опубликованы результаты первого совместного конкурса РФФИ и фонда «Талант и успех» «Наставник» — научных исследований молодых ученых под руководством ведущего ученого-наставника на базе созданного научно-технологического университета «Сириус». Сам университет был представлен общественности в июле 2019 года. Прием заявок проходил три недели — с сентября по октябрь 2019 года и включал в себя направления фундаментальной науки, попадающие в фокус нового научно-технологического университета «Сириус»: генетика и науки о жизни, когнитивные исследования в области образования, информационные технологии и искусственный интеллект. Всего было подано 324 заявки, из которых по результатам экспертизы грантовую поддержку получил 41 проект. Сумма в размере 3–5 млн руб. в год рассчитана на двухлетний цикл исследования. А коллектив молодых ученых (до 35 лет) также включает минимум двух студентов программ бакалавриата или магистратуры. За месяц до официального подведения итогов руководитель фонда «Талант и успех» Елена Шмелева рассказала «Ъ-Науке» о новом университете «Сириус», конкуренции со «Сколково» и как конкурсы научного наставничества при участии бизнеса формируют культуру научной экспертизы для делового сообщества.

— Схему привлечения менторов и наставников из числа ученых «большой науки» также успешно реализует Сколковский институт науки и технологий. В чем отличие вашего проекта научно-технологического университета «Сириус» от того, что уже делают в «Сколково»?

— Во-первых, наше главное отличие, что мы всегда шли от школьников и выстраивали работу сильных педагогических профессиональных коллективов по разным направлениям — кстати, не только научным. Еще у нас есть искусство и спорт, который тоже стал высокотехнологичным. Второе, это то, что мы работаем со всеми регионами и хотели бы отражать специфику регионального, а не только национального развития, потому что ребята к нам приезжают со всей страны. Поэтому в сравнении со «Сколково» у нас другой генезис.

С помощью педагогов нам удалось перепрофилировать созданную под Олимпиаду уникальную инфраструктуру, которой в «Сколково» нет. Мы создали среду как для полевых, так фактически и межпредметных экспериментов.

Создавая наш университет, мы ориентируемся на уже созданную среду и эти межпредметные связи, что, кстати, находит большой отклик и у детей, которые сегодня часто говорят: «Я не знаю, что мне выбрать — химию или математику». А ему не надо выбирать «или-или», надо взять обе дисциплины, и он найдет очень много на пересечении. Биоинформатика, биофизика, микробиология, с одной стороны, и то, что сегодня максимально интересно школьникам, с другой — это те сферы, где мы будем создавать новые образовательные программы.

Инфраструктура, созданная под межпредметные взаимодействия, поможет создать уникальные программы, поэтому мы не являемся конкурентами университетам. Наоборот, мы — полигон, где они вырастят межпредметные программы. Самое главное, что в эти сферы мы приглашаем партнеров, может быть, пока не самых очевидных.

И в-третьих, когда мы вырастим всю линейку поддержки не только научных исследований, но и прикладных, конечно, мы бы хотели в хорошем смысле быть конкурентами «Сколково».

— А сейчас, выходит, вы на базе инновационного града «Сириус» создаете такой академгородок нового типа?

— Абсолютно! Но наша особенность в том, что мы работаем с коллективами из всех регионов страны. Мы надеемся, что они будут по-новому пересобираться у нас на площадке, а потом опять же уезжать в регионы. Логика такая: 80% детей, которые к нам приезжают, родом не из Москвы или Петербурга, куда они приезжают получать высшее образование, потом попадают к нам и, как нам кажется, дальше должны разъезжаться по сети, например, новых научно-образовательных центров, которые сейчас создаются, сети академгородков. Но они будут ехать туда уже со своей тематикой, зная еще со школьного возраста, чем вообще-то дышит регион.

— Фактически вы говорите о создании на базе «Сириуса» первого междисциплинарного университета и занимаетесь научным обогащением региональной социальной среды за счет появления молодых ученых, точнее, их возвращения на историческую родину.

— Да, именно. Это вдобавок еще и аванс, и вызов для молодых ученых, чтобы они, с одной стороны, нашли свое место в этой межотраслевой тематике, а с другой — чтобы смогли внести свой весомый вклад. В этом плане и у РФФИ это тоже принципиально новая линейка конкурсов, которые, надеемся, будут продолжаться.

— Но также это сотрудничество РФФИ и «Сириуса» выглядит как тестирование определенных новых социальных технологий, ведь речь идет о возвращении молодых ученых назад в регионы…

— Да, под определенную амбициозную задачу, под конкретный проект, который объявляет каждый губернатор. По той же модели работают и региональные центры нашего «Сириуса». Это площадка, где губернатор, ведущие компании и университеты региона расставляют свои приоритеты и рассказывают о проектах, над которыми они работают. Нет возможности поддерживать талант, если подобная среда не будет формироваться в каждом субъекте.

— В школьное образование пошел и крупный бизнес, интересуясь школой как социальным институтом, хотя далеко не все образовательные практики масштабируются на весь социум, как, например, та же Хорошкола от Сбербанка. Но бизнес показал готовность вкладывать в школьное образование деньги. Как пример — премия в $1 млн за лучший школьный образовательный проект от частного фонда бизнесмена Игоря Рыбакова. Что вы думаете по этому поводу все же как глава государственной институции и как социолог по образованию?

— Я думаю, что это реакция на мощный общественный запрос. Достаточно посмотреть на то количество образовательных стартапов, которое мы видели в Москве, — это как раз преддверие этого большого запроса. Это связано с тем, что школа оказалась способна очень сильно менять среду вокруг себя. Cамое главное, что это понимание произошло. И дело тут не в том, что мы дадим кому-то какой-то грант, а в том, что бизнес сам начал рассказывать и показывать, и вокруг школы стали возникать новые предприятия, другие образовательные площадки.

Невозможно развивать технологии без создания среды для фундаментальных и прикладных исследований. Невозможно поддерживать избранные группы, чтобы получить результат конкурентоспособного уровня. Поэтому если дети приезжают в «Сириус» — это не значит, что они один раз вытащили счастливый билет на всю жизнь. Это всегда конкурсные процедуры, отбор и возможность обучения под конкретную задачу. Если мы создадим среды, где каждый может выбирать свой следующий шаг, — только такие среды приведут к развитию. Там, где мы будем навязывать, — это через какое-то время умрет.

— Я имею в виду, что не конкурирует ли бизнес, вкладывая свои деньги в массовое образование — что в среднюю школу, что в высшую, — с государством, которое, по сути, и должно устанавливать правила и контролировать их исполнение?

— Такое долженствование возможно только при наличии сильного профессионального сообщества, которое реально проработало результаты и варианты проработок. Если не будет экспертов от лица бизнеса и академического сообщества, то не будет тех самых «лучших вариантов», которые министерство должно нормировать. Поэтому то, что мы сейчас видим, — это как раз консолидация общества по поводу выбора той системы образования и движения внутри нее, которую мы очень скоро увидим.

— Последний вопрос — по поводу научного консалтинга. Представители научного сообщества сетуют (ссылка на интервью Шубина), что у нас не укоренилась западная практика «научного консалтинга». Можно ли сказать, что ваш междисциплинарный университет — это в том числе и поддержка, не только грантовая, направления научного консалтинга, а университет — посредник между коллективом ученых и заказчиком-компанией?

— Да, я уверена, что мы придем как раз к такой форме, которую можно показать, как работающий инструмент. Потому что значимость экспертизы на сегодняшний день такова, что она будет определять все дальнейшие шаги. Поэтому я уверена, что те наставники, которые сейчас работают с «Сириусом» и придут еще, — они составят основу экспертизы, в том числе и тех проектов, которые мы предлагаем регионам. Потому что важно, чтобы еще в школе ребенок стал частью профессиональной среды и чтобы было это соединение — школы и профессиональной среды. А это значит, что экспертиза будет открытая и однородная. Мы прививаем культуру научной экспертизы.

Беседовала Надежда Померанцева

Источники

РФФИ и "Сириус" отобрали наставников
Коммерсантъ (kommersant.ru/nauka), 04/12/2019

Похожие новости

  • 02/10/2017

    Олег Белявский: грант – это не только деньги, но и правовой институт

    ​​Каждый год благодаря грантам Российского фонда фундаментальных исследований получают поддержку более 70 тыс. ученых, проводится около 800 научных мероприятий, осуществляется свыше 500 научных стажировок молодых специалистов, издается более 250 книг и монографий.
    2355
  • 24/07/2019

    Какой грант получит аспирант? Интервью с главой РФФИ Владиславом Панченко

    ​Только что опубликовано любопытное исследование о предпочтениях родителей при выборе жизненного пути их детей. Оказалось, что науку выбрали около 6 процентов опрошенных. Вас эта цифра радует или огорчает?  Владислав Панченко: Конечно, радует, это хорошие цифры.
    820
  • 08/06/2018

    Как научная дипломатия сможет помочь дипломатии политической

    ​Впервые в России прошел всемирный саммит Глобального исследовательского совета, который объединяет крупнейшие национальные научные фонды. В столицу приехали ученые из 51 страны, в том числе первые лица Национальных научных фондов США, Китая, Великобритании, Германии, Франции, Японии.
    881
  • 13/03/2018

    В РФФИ готовятся к широкому обсуждению принципов научной экспертизы

    ​В мае этого года в Москве состоится традиционная ежегодная встреча участников Глобального исследовательского совета (ГИС) - неформального объединения национальных организаций по финансированию научных исследований.
    705
  • 27/07/2020

    Замдиректора РНФ Андрей Блинов — об автоматическом подборе, цифровом профиле и системе вознаграждения экспертов

    Как оцифровать «настроение» эксперта, можно ли переправить оценку проекта и возможна ли «утечка» информации из заявки на грант — в первой части интервью Indicator.Ru заместителя генерального директора, начальника управления программ и проектов Российского научного фонда Андрея Блинова.
    417
  • 18/11/2015

    Академик Георгий Георгиев: Что губит российскую науку и как с этим бороться. Часть I

    ​​​Введение: основные типы науки. В качестве введения хочу перечислить основные типы науки. Можно различать (1) большую науку, (2) фундаментальную, (3) фундаментальную социально ориентированную (поисковую?) и (4) прикладную науку.
    2935
  • 12/02/2018

    Владислав Панченко: «Критерии надо менять. Пока только непонятно как»

     Фундаментальная наука в России скорее жива, чем мертва, считает глава Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) академик Владислав Панченко. Ответственный за распределение грантов рассказал "Огоньку", какая наука нужна государству, на что ученые тратят бюджетные деньги и почему оборонка снова выходит на первый план.
    1310
  • 11/03/2020

    Андрей Блинов: Наука становится более узкопрофессиональной

    ​Что ищут "утекаемые мозги"? Что предпочитает молодежь: карьеру или поиск "золотой жилы"? Почему высокий рост числа публикаций не прибавляет количество ярких проектов? Об этом корреспондент "РГ" беседует с заместителем генерального директора Российского научного фонда Андреем Блиновым.
    497
  • 02/10/2017

    Владислав Панченко: «Без науки у нас нет будущего»

    Председатель совета РФФИ академик Владислав Панченко в спецвыпуске журнала "В мире науки", посвященном 25-летию РФФИ. ​25 лет Российскому фонду фундаментальных исследований – это много или мало? С одной стороны, много, ведь за это время сделано столько важных и добрых дел, что уже можно подводить некоторые итоги.
    1537
  • 15/08/2016

    Юрий Симачев: нельзя полностью формализовать критерии отбора РНФ

    ​"Экспир" встретился с заместителем генерального директора Российского научного фонда (РНФ) Юрием Симачевым в день, когда были объявлены результаты первого совместного конкурса РНФ и Немецкого научно-исследовательского сообщества (DFG) на поддержку фундаментальных и поисковых исследований международных научных групп в области физики, космоса и математики.
    1939