​Недавно стало известно, что Российский фонд фундаментальных исследований запустил грантовую программу для исследований, направленных на борьбу с коронавирусной инфекцией. Главный редактор Indicator.Ru поговорил с председателем совета РФФИ Владиславом Панченко о программе, о том, как фонд работает в условиях карантина, и о состоянии научной дипломатии в России. 

Это интервью — первая из серии бесед Indicator.Ru с Владиславом Панченко .

— Владислав Яковлевич, хотелось бы обсудить ситуацию пандемии и карантина, в которой мы неожиданно оказались всей планетой. 15 апреля РФФИ объявил прием заявок по теме «Фундаментальные проблемы возникновения и распространения коронавирусных эпидемий». Можете рассказать, как появилась идея этого конкурса, как удалось оперативно его организовать?

— Программа была создана буквально за две недели. Это не случайно, так как РФФИ имеет большую практику работы по этому направлению. За последние пять лет фонд поддержал более 700 междисциплинарных проектов в области вирусологии и смежных дисциплин, они попали практически во все основные направления классификатора РФФИ, это биология, медицина, сельскохозяйственные науки, химия, математика, физика, инженерные и гуманитарные науки. Поэтому многие вопросы, которые вошли в этот новый конкурс, уже имеют свою историю исследований в рамках предыдущих программ РФФИ. Вокруг фонда сформировано экспертное сообщество, и я обратился к нашим ведущим ученым, которые работают над этой проблемой, — к биологам, медикам, а также психологам, математикам, экспертам по прикладному системному анализу. Больше 30 человек откликнулись на мой призыв и очень быстро создали перечень вопросов и тематик, которые было предложено поддержать. Их оказалось очень много. Основное время было потрачено на то, чтобы отредактировать этот рубрикатор. С 15 апреля мы начали принимать заявки и в первый же день получили 20 штук.

В разработке конкурса приняли участие:

  • Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» Роспотребнадзора России;
  • Екатеринбургский научно-исследовательский институт вирусных инфекций Роспотребнадзора в составе Центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» Роспотребнадзора России;
  • ФИЦ «Фундаментальные основы биотехнологии» РАН;
  • НИИ вирусологии имени Д. И. Ивановского в составе ФГБУ НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи Минздрава России;
  • НИЦ «Курчатовский институт»;
  • НИИ гриппа им. А. А. Смородинцева Минздрава России;
  • Федеральный научный центр исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М. П. Чумакова РАН;
  • Федеральное медико-биологическое агентство;
  • Институт молекулярной биологии им. В. А. Энгельгардта РАН;
  • Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова РАМН;
  • Федеральный исследовательский центр вирусологии и микробиологии;
  • институты сибирского отделения РАН;
  • Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова;
  • Новосибирский государственный университет;
  • Институт биомедицинских систем и биотехнологий Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого.

— То есть конкуренция будет серьезная?

— Конкуренция обещает быть большой. Обычно окончательный бюджет каждого проекта или программы определяют по количеству заявок. Это позволяет более адекватно провести процедуру экспертного отбора.

— А какие целевые показатели сейчас стоят? Сколько заявок предполагается одобрить? Сколько проектов запустить?

— Бюро определило, что каждый грант будет до шести миллионов рублей в год, на команды от пяти до десяти человек. Обычно такие масштабные программы объявляются на три года. Но принимая во внимание серьезность ситуации, мы сделали конкурс двухлетним. Будем стараться максимально учитывать привлечение молодых исследователей. Этот конкурс оказался необычайно актуальным — я уже получил два предложения, которые могут стать развитием ряда положений, отмеченных в рубрикаторе текущей «коронавирусной» программы. Ученые, которые работают с РФФИ, встретили программу с большим энтузиазмом. В начале бюро планировало провести конкурс, выделить порядка 40 грантов. Но судя по темпам, заявок будет много, и перед экспертами стоит сложная задача по выбору победителей.

— В рубрикаторе семь категорий, и большинство из них связаны с биологией и медициной. А найдется ли место для тех, кто изучает последствия нынешней ситуации с социальной, экономической или социологической точки зрения?

— Это совершенно резонный вопрос. Настоящий тематический конкурс РФФИ стал оперативным ответом фонда на призыв президента Российской Федерации. Мы все помним его обращение от 25 марта, где он призвал все возможности и ресурсы подключить к решению этой грозной проблемы. Наука находится на переднем крае защиты страны. Противодействие биогенным угрозам — один из приоритетов Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации.

Пандемия затрагивает все сферы жизни человека, и они отражены в нашей программе. Поэтому конкурс носит междисциплинарный характер и направлен на решение фундаментальных проблем возникновения и распространения коронавирусных эпидемий на основе использования достижений естественных и гуманитарных наук.

Это широкий круг вопросов, связанных с геномикой коронавирусов, механизмами эволюции, распространением вирусов, проникновением в клетку, размножением; лабораторными моделями заболевания. Один из важнейших аспектов программы — физические и химические методы диагностики и борьбы с вирусами. Здесь появляются совершенно новые подходы к созданию сверхчувствительных сенсоров, новые неинвазивные методы диагностики — вплоть до создания материалов, которые являются одновременно и диагностирующими, и убивающими вирус. Очевидно, что нужны именно неинвазивные методы диагностики, уже обсуждается много оригинальных и свежих идей, например новые сверхчувствительные методы ядерно-магнитного резонанса — основное доказательное диагностическое средство органов дыхания человека. Речь идет и о новых методах анализа выдыхаемого воздуха, о фотодинамических методах борьбы с вирусами. Большое внимание в программе уделяется системному анализу, математическому моделированию распространения пандемии, построению моделей для более качественных оценок последствий и минимизации причиненного ущерба.

В этом направлении у фонда наработан богатый опыт — заканчивается трехлетняя программа по исследованию психического здоровья нации. Надеемся, что многие из проведенных исследований получат развитие в новой программе.

Усилия по сдерживанию эпидемии оказывают серьезное психологическое воздействие на людей. Привычный образ жизни резко изменился, и крайне важно, чтобы эти ограничительные меры адекватно воспринимались населением, а рекомендации строго выполнялись. Мы прорабатывали тематики с нашими коллегами-психологами из Российской академии образования. Специалисты по большим базам данных вместе с психологами будут принимать активное участие в отборе проектов по этой тематике: здесь и психологическое состояние общества в целом, и оценка состояния отдельных групп людей по их реакциям на разные стимулы и раздражители.

И конечно, крайне важен анализ экономической ситуации, складывающейся в мире. Пандемия — тяжелый вызов обществу, и надо принимать такие меры, которые позволят не только как можно быстрее преодолеть распространение заболевания, но и мягко вывести общество из состояния стресса, из удаленной работы. Затем надо построить модели, которые покажут, как ситуация будет развиваться дальше. Потому что многие вирусологи говорят о том, что, как показывает опыт последних десятилетий, часто на смену одной пандемии приходит другая — это лишь вопрос времени. И надо уметь прогнозировать такие ситуации. Мы видим, что Россия сейчас успешно борется с кризисом, наша система здравоохранения в принципе готова к вызовам. Но чтобы оценить экономические последствия, мы выделили тематику по социально-экономическим взаимодействиям. Мы прекрасно понимаем, что «каникулы» длиной около 25–30 рабочих дней — большие потери. Видим, как происходит катастрофическое падение цен на нефть, и для нашей экономики это очень тяжелое испытание. Здесь нужны усилия не только промышленности, но и максимальное привлечение новых научных идей, новых людей, которые смогут понять, просчитать, оценить возможности выхода из кризисной ситуации.

— Скажите, а как работает РФФИ сейчас в этих условиях?

— Структуры фонда полностью цифровизированы, мы продолжаем работать в удаленном режиме. Работают экспертные советы, бюро совета РФФИ. И нынешняя программа была принята на бюро, которое проходило в режиме видеоконференции. Поэтому я не вижу заметных перебоев.

Теперь по технологии. Важнейшим условием ведения бесперебойной работы стал своевременный переход РФФИ на использование электронной подписи при взаимодействии с физическими и юридическими лицами. Теперь из технологической цепочки РФФИ — грантополучатель «выпали» такие трудоемкие и долговременные процессы, как почтовая пересылка и ручная обработка корреспонденции. Если в прежние годы оформление документов на получение финансовой поддержки занимало больше месяца, то сегодня от момента присылки договора в электронной форме до его подписания проходит не более пяти дней. Таким образом, среди организаций по поддержке науки РФФИ, видимо, является одним из немногих, кто имеет такие инструменты «быстрого цифрового реагирования».

Цифровизация в этих непростых условиях обеспечила исполнительной дирекции фонда слаженную работу. Наша Комплексная информационно-аналитическая система — КИАС — работает без сбоев, заявки собираем, все платежи текущим грантодержателям проводим вовремя, люди регулярно получают деньги. Практически вся деятельность проходит в режиме удаленного доступа, при этом мы продолжаем работать над новыми проектами.

Например, 15 апреля провели заседание бюро и обсудили ряд вопросов, связанных с поступившими к нам обращениями из-за рубежа. В частности, я получил письмо от президента Государственного фонда естественных наук Китая, господина Ли, который предлагает провести совместный конкурс, в котором сможет принять участие большое количество стран, не только Россия и Китай. Мы совершенно готовы к этому, у нас огромный опыт сотрудничества с Китаем. И сейчас идет интенсивная работа по формированию новой совместной программы. В этом году у нас запланирована совместная научная конференция, посвященная 25-летию нашего сотрудничества. Заслушаем наиболее значимые исследования, полученные за последнее время.

Также рассматривается проведение совместного конкурса с Национальным исследовательским советом Италии, по этому поводу мы общаемся с президентом Совета Массимо Ингушио. Конкурс также будет посвящен проблемам коронавируса, вопросам диагностики и борьбы с ним. С Международным институтом прикладного системного анализа (IIASA) в Вене также ведем уточнение параметров будущего совместного конкурса. IIАSA — это крупнейшая мировая организация в области прикладного системного анализа. С немецким фондом DFG проводится серия переговоров по формированию рубрикатора о совместном конкурсе, связанном с проблемами коронавируса, куда войдут медико-биологическими проблемы, вопросы психологии и политологии.

— Эти международные конкурсы будут классическими историями, когда подающий заявку коллектив должен состоять наполовину из российских ученых, наполовину — из иностранных? Правильно ли, что обязательно должно быть партнерство двух организаций — из России и из той страны, совместно с фондом которой проводится конкурс?

— Да, обычно это так, как вы сказали. Но в случае организации конкурса с IIАSA есть некоторые проблемы, потому что IIАSA — принципиально международная организация. И мы обсуждаем возможности проведения многостороннего конкурса РФФИ — IIASA.

Или еще один пример. С 2016 года РФФИ выполняет функции секретариата конкурсов Рамочной программы БРИКС. От имени фонда подготовлено обращение к руководству Министерства науки и высшего образования Российской Федерации с предложением об организации многостороннего междисциплинарного конкурса исследовательских проектов по анализу и оценке последствий, с которыми сталкиваются страны БРИКС в результате глобальной пандемии коронавируса.

— Хочется узнать ваше личное мнение по поводу происходящего. Например, с самого начала, когда пошли сообщения про вирус — из Китая и потом Италии, многие (и, признаться, я тоже) считали, что все очень сильно раздуто, что это ничем не отличается от обычного ОРВИ. А все показатели — жонглирование статистикой. Какое у вас было мнение на этот счет и поменялось ли оно за последний месяц-полтора? Как вы изначально относились к первым сообщениям про вирус?

— Я, конечно, не ожидал такого масштаба, карантинов и самоизоляции, но то, что миру грозят подобные катаклизмы, вполне понимал. Потому что в мире во многих биологических лабораториях велись и ведутся работы, никто не может дать абсолютной гарантии, что не произойдет какой-нибудь ошибки, утечки, которая может привести к серьезным последствиям. История природных вирусных пандемий известна, коронавирус — не первый. Думаю, что таким жестким способом человек учится бороться с этими атаками. Я убедился — как человек и как ученый, — что, наверное, мы до конца не понимали, что такое глобальная самоизоляция, что такое отмена транспортного движения или его жесткое ограничение. Сегодня все стали свидетелями того, как это важно сделать своевременно и всеобъемлюще. Очень ценный опыт. Ну и, естественно, мы с коллегами обсуждаем сложившуюся ситуацию и приходим к выводу, что такое сверхпотрясение приведет нас к дальнейшим вариантам развития. Я уверен, нормы жизни не то что будут пересмотрены, просто жизнь их поменяет.

— Что вы имеете в виду?

— Мы лишний раз убедились, сколь важно развитие научной дипломатии. Это бурно развивающаяся в последнее время область науки. Она призвана помочь, используя последние достижения политологии, социальной психологии, математики, исследований больших баз данных, давать научную основу для выработки политических решений.

Не так давно мы проводили на площадке в МГИМО большую конференцию по инициативе Лондонского королевского общества (Royal Society). На ней обсуждалась научная дипломатия как новое научное направление. Затем снова была большая встреча в Москве, также в МГИМО, об отношениях наших империй на протяжении последних двух веков. Третья конференция прошла в Лондоне. Обсуждалось понятие идентичности: как каждая страна себя осознает, как себя осознает каждая личность, каждый гражданин в той или иной стране. Планировалась очередная встреча, которая должна была состояться буквально на днях в стенах Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, но, конечно, мы были вынуждены ее перенести. Надеемся, что она состоится — в заочном режиме или в очном чуть позже. Все это — проявление научной дипломатии в действии.

— Есть ощущение, что научное международное сотрудничество и до вируса было вполне активным и позитивным, санкции и напряженность с США и Евросоюзом на нем особо не сказались. Правильно ли я понимаю?

— Правильно, но я могу говорить только в отношении РФФИ. У фонда в настоящее время есть 62 совместные программы практически со всеми крупнейшими фондами мира. Так, с ведущим фондом Китая (Государственным фондом естественных наук ) за четверть века нашего сотрудничества была проделана огромная совместная работа, поддержано более тысячи проектов. А подписанное недавно соглашение с Академией общественных наук Китая позволит нам развивать исследования и в области гуманитарных дисциплин. Плодотворно развиваются отношения с Национальными институтами здоровья США. Каждые два года — или даже чаще — мы проводим научные конференции в США и России, на которых руководители проектов докладывают о проделанной работе. Последняя такая конференция была в Вашингтоне в минувшем августе. Мы планируем встречу с Национальным институтом онкологии — это одна из структур Национальных институтов здоровья США. Как я уже рассказывал, мы плотно сотрудничаем с Лондонским королевским обществом, с тремя японскими фондами — Японским агентством медицинских исследований и разработок, Японским обществом продвижения науки и Японским фондом медицинских исследований. Нас связывают очень теплые отношения с Национальным центром научных исследований Франции (CNRS). Сейчас готовится целый спектр новых форм взаимодействия, который включает и конкурсы, и совещания, и семинары, а также ассоциированные лаборатории, международные научные объединения или исследовательские сети, то есть организацию международного научного сообщества вокруг одной общей темы или исследовательской инфраструктуры. Развиваются связи с DFG — старейшим фондом поддержки науки. В нынешнем году, когда он празднует столетие своего существования, мы планируем проведение юбилейной встречи.

Напомню, что два года назад РФФИ как организация, играющая важную роль в международной научной дипломатии, выиграл право на проведение всемирного съезда Глобального исследовательского совета (Global Research Council). Это организация, объединяющая около 100 научных фондов и организаций по поддержке науки со всего мира. Встреча впервые была проведена в России. Несмотря на большие опасения, на мероприятие приехали все. Южная Корея стала нашим партнером по проведению форума.

— И последний вопрос. Как вы сами переживаете период самоизоляции? И какой бы вы дали совет людям — как легче перенести нынешнее непростое время?

— Переживаю, как и все. В основном в работе. Вы знаете, я с утра до ночи занят делами. И единственное, что могу сказать, — надо продолжать активно работать, а если остается время, то можно заняться другими интересными делами: написать что-то, почитать или посмотреть. Например, сейчас все ведущие театры в открытом доступе выкладывают спектакли, можно послушать хорошую музыку. Я вот сейчас поговорю с вами, закончу с делами и, может, какую-нибудь пьесу или балет посмотрю. Итальянцы блестящие концерты показывают. Раньше на это точно времени не было. А сегодня я с удовольствием пользуюсь возможностью. Хотя, конечно, есть масса ограничений. Я бывший пловец, серьезно спортом занимался, и сейчас плавать люблю, но бассейны закрыты даже для олимпийцев. Так что можно только каким-то доступным спортом заниматься, сидя дома или на даче.

Словом, мой рецепт — не забывать про спорт, правильное питание и сон.


Николай Подорванюк

Похожие новости

  • 27/08/2020

    Конкурс «Фундаментальные проблемы возникновения и распространения коронавирусных эпидемий»: рассказывает член-корреспондент РАН Сергей Нетёсов

    В середине апреля, в самый разгар пандемии, в ответ на призыв Президента страны В.Путина «подключить все возможности и ресурсы» для борьбы с инфекцией Российским фондом фундаментальных исследований был оперативно организован конкурс «Фундаментальные проблемы возникновения и распространения коронавирусных эпидемий».
    212
  • 08/07/2020

    Председатель совета РФФИ — о второй волне пандемии и новых партнерах фонда

    Как коронавирус повлиял на программу «коронавирусных» исследований, какие глобальные проблемы можно решить совместно с базирующимся в Австрии Международным институтом прикладного системного анализа и кто найдет след человека в изменениях экосистемы Земли, главному редактору Indicator.
    1034
  • 13/03/2018

    В РФФИ готовятся к широкому обсуждению принципов научной экспертизы

    ​В мае этого года в Москве состоится традиционная ежегодная встреча участников Глобального исследовательского совета (ГИС) - неформального объединения национальных организаций по финансированию научных исследований.
    717
  • 08/06/2018

    Как научная дипломатия сможет помочь дипломатии политической

    ​Впервые в России прошел всемирный саммит Глобального исследовательского совета, который объединяет крупнейшие национальные научные фонды. В столицу приехали ученые из 51 страны, в том числе первые лица Национальных научных фондов США, Китая, Великобритании, Германии, Франции, Японии.
    916
  • 02/10/2017

    Олег Белявский: грант – это не только деньги, но и правовой институт

    ​​Каждый год благодаря грантам Российского фонда фундаментальных исследований получают поддержку более 70 тыс. ученых, проводится около 800 научных мероприятий, осуществляется свыше 500 научных стажировок молодых специалистов, издается более 250 книг и монографий.
    2381
  • 15/08/2016

    Юрий Симачев: нельзя полностью формализовать критерии отбора РНФ

    ​"Экспир" встретился с заместителем генерального директора Российского научного фонда (РНФ) Юрием Симачевым в день, когда были объявлены результаты первого совместного конкурса РНФ и Немецкого научно-исследовательского сообщества (DFG) на поддержку фундаментальных и поисковых исследований международных научных групп в области физики, космоса и математики.
    1965
  • 18/11/2015

    Академик Георгий Георгиев: Что губит российскую науку и как с этим бороться. Часть I

    ​​​Введение: основные типы науки. В качестве введения хочу перечислить основные типы науки. Можно различать (1) большую науку, (2) фундаментальную, (3) фундаментальную социально ориентированную (поисковую?) и (4) прикладную науку.
    3064
  • 27/07/2020

    Замдиректора РНФ Андрей Блинов — об автоматическом подборе, цифровом профиле и системе вознаграждения экспертов

    Как оцифровать «настроение» эксперта, можно ли переправить оценку проекта и возможна ли «утечка» информации из заявки на грант — в первой части интервью Indicator.Ru заместителя генерального директора, начальника управления программ и проектов Российского научного фонда Андрея Блинова.
    487
  • 12/02/2018

    Владислав Панченко: «Критерии надо менять. Пока только непонятно как»

     Фундаментальная наука в России скорее жива, чем мертва, считает глава Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) академик Владислав Панченко. Ответственный за распределение грантов рассказал "Огоньку", какая наука нужна государству, на что ученые тратят бюджетные деньги и почему оборонка снова выходит на первый план.
    1347
  • 11/03/2020

    Андрей Блинов: Наука становится более узкопрофессиональной

    ​Что ищут "утекаемые мозги"? Что предпочитает молодежь: карьеру или поиск "золотой жилы"? Почему высокий рост числа публикаций не прибавляет количество ярких проектов? Об этом корреспондент "РГ" беседует с заместителем генерального директора Российского научного фонда Андреем Блиновым.
    527