Кандидат философских наук Андрей ГЛУХОВ, доцент кафед­ры социальных коммуникаций Томского государственного университета, читает курсы, посвященные виртуальным коммуникациям в социальных медиа, размещенные на таких известных онлайн-образовательных платформах, как Coursera и Openedu.ru.

В круг его интересов входят такие направления исследований, как социология традиционных медиа, исследования социальных медиа и социальных сетей, SMM-маркетинг, этносоциология. Будущим специалистам по рекламе и связям с общественностью он преподает социологию массовых коммуникаций, социальные медиа, основы медиапланирования. В 2016-2017 годах Андрей Петрович вместе с коллегами по кафед­ре социальных коммуникаций уже выигрывал региональный грант РГНФ на поддержку исследований виртуальной коммуникации студенческой молодежи, родившейся на рубеже 2000-х годов (так называемое поколение Z) и воспитывавшейся внутри цифровой среды таких социальных платформ, как “ВКонтакте”, Facebook и Instagram. 

Ученые, в частности, попытались выяснить, какая новая реальность отношений стоит за таким словами-неологизмами, прочно вошедшими в молодежный язык, как “фрейдинг”, “лайкинг”, “фолловинг”, “троллинг” и др. 

В начале 2018 года А.Глухов и четверо других преподавателей кафедры социальных коммуникаций удостоились гранта Российского фонда фундаментальных исследований. В этом, продолжающем предыдущий, проекте исследователи определили свою цель следующим образом: выяснить, как меняются межличностные отношения среди представителей нового поколения (поколения Z) в онлайне по сравнению с обычными, реальными, коммуникациями и какая новая культура виртуальных коммуникаций возникает в связи с этим. 

- Как вы проводите исследование?
- Пока мы в начале пути: трехгодичную грантовую поддержку от РФФИ наша группа получила в начале этого года. Но исследования уже ведутся, мы провели порядка четырех фокус-групп в формате форума в онлайн-среде (на платформе “ВКонтакте”) с большим количеством участников. Взяли порядка 100 полуформализованных интервью, используем метод написания эссе на свободную тематику. Наши респонденты - студенты-старшекурсники, бакалавры и магистры, в основном гуманитарии, в частности, будущие рекламисты-пиарщики, умеющие профессионально выстраивать свои коммуникации в Сети. 

Мы используем преимущественно качественные методы исследования, поэтому нам важны были прежде всего высокая цифровая грамотность респондентов и умение четко, развернуто и аргументированно выражать свое мнение, подробно отвечать на вопросы. Наша выборка не ограничивалась одним только Томским государственным университетом - мы привлекали и привлекаем к нашим исследовательским мероприятиям еще и студентов политехнического, медицинского и педагогического университетов Томска. Интервью проходят непосредственно в Сети в виде живого обмена мнениями: вопрос - ответ - обсуждение. Такая форма общения более привычна для молодежи. В качестве фундаментальной методологической рамки мы используем давний подход социологии повседневности И.Гофмана и феноменологию А.Щюца, экстраполируя его - естественно, с адаптацией - на реальности повседневного виртуального общения молодежи.

- Что вы хотите выяснить для себя и что вы уже узнали?
- Наша задача - получить подтверждение гипотезы о том, что повседневные отношения молодых людей в Сети (впрочем, как и людей намного старше) регулируются определенными правилами, которые чаще всего ими даже не осознаются (мы в исследовании называем эти правила взаимодействия с виртуальной коммуникативной культурой). Но их нарушение может вывести нас из равновесия. Именно в силу того, что данные правила негласно признаются обязательными. Простой пример - распространенный, ни к чему не обязывающий вопрос, который мы задаем из вежливости мало знакомому человеку (соседу, приятелю) или с кем редко встречаемся: как дела? И рассчитываем получить такой же ничего не значащий ответ. А вместо этого на нас подчас вываливается ворох проблем - профессиональных и семейных. Не ожидая такого напора, мы стремимся как можно быстрее свернуть беседу. Это типичный пример нарушения неписаного правила коммуникаций. В рамках виртуальных коммуникаций нового цифрового поколения также существуют подобные неписаные правила организации сетевых коммуникаций, их мы и пытаемся выявить в нашем исследовании.

Как и следовало ожидать, в ядре, сути межличностных отношений между молодыми людьми кардинально ничего не меняется: они по-прежнему влюбляются, выбирают себе друзей и врагов и, случается, конфликтуют. Но оркестровка процесса выстраивания межличностных отношений другая, чем до появления Интернета. Есть основания подозревать, что сегодня, например, столь распространенному в былые годы у молодежи знакомству на улице студенты предпочитают Сеть. Объяснение простое: при уличном знакомстве, кроме внешности, им и “зацепиться” не за что, поясняла нам одна из респонденток в интервью. Другое дело, если обратиться к услугам социальной сети. Стоит войти в профиль или аккаунт незнакомца - и все про него узнаешь: кто он, какие у него достижения, чем интересуется, какую музыку слушает, какое кино любит. Тогда становится легче принимать решение, продолжать знакомство или нет. Социальные сети делают людей и отношения, как ни странно, более прозрачными, а следовательно, позволяют калькулировать и рационально выстраивать сеть своих межличностных контактов и отношений.

В ходе исследования мы убедились, что молодые люди очень хорошо умеют “дирижировать” своими коммуникационными связями. Прекрасно зная правила игры, они понимают, где и в каком формате (в каком имидже) им лучше себя виртуально презентовать. Многие из них давно работают фрилансерами и, если подозревают, что в их виртуальные аккаунты заходят руководители или сотрудники компаний, с помощью манипулирования настройками приватности делают так, что одни посетители их личной страницы видят одни фото, а другие - совершенно иные. Например, люди бизнеса, с которыми они сотрудничают, обнаруживают в профиле официально-деловые фото, условно говоря, пай-мальчиков (или девочек), а их подруги и друзья видят совсем неофициальные фото настоящих “оторв” или гиков (пример взят также из интервью одной из студенток, подрабатывающей фрилансером).

Вообще необходимо отметить, что социальные сети, в особенности “ВКонтакте”, молодые люди поколения Z склонны считать “территорией свободы” в плане своей личностной самопрезентации. Мы, преподаватели, привыкли видеть на лекциях тихих, скромных студентов, но, судя по откровенным, даже фривольным снимкам, которые они, не стесняясь, размещают в Сети для друзей и знакомых, они четко дифференцируют свой имидж и свои коммуникации на публичные (в офлайне, например, в университете) и приватные, где допустимо суперсвободное самовыражение (в онлайне, в социальных сетях). 

Продвинутые молодые люди, представители поколения Z, отлично знают правила профессионального делового общения и стараются соблюдать их и в сетевом общении тоже. Но они понимают, что отношения, построенные, скажем, на гендерной основе (между мужчинами и женщинами), а также между друзьями и родственниками,  требуют другой регуляции.

Межличностные сильные связи (в терминологии М.Грановеттера) требуют бόльших личностных “инвестиций”: затрат времени, человеческого участия, вложения эмоций, дружеских чувств. Эта их “ресурсозатратность” особенно характерна для формата офлайн-отношений, поэтому так трудно иметь много друзей - велики издержки.

Удивило, как молодежь ограничивает и делает конфиденциальной информацию, касающуюся ее внутреннего мира. Для нас стал неожиданным не столько сам факт сохранения интимного поля, сколько формат конфиденциального контента, например, то, что молодые люди скрывают свои музыкальные вкусы и пристрастия. Любимые композиции они делают доступными лишь для очень узкого круга друзей. Потому, объясняли они нам, что это - самое интимное, не предназначенное для оглашения. Вот из таких деталей, пазлов постепенно собирается материал, показывающий, как особая цифровая интернет-среда диктует сегодня новые правила самопрезентации и общения, которые прочно усваиваются и порою переносятся в реальную жизнь. 

- Отличается ли нынешняя молодежь от прежних поколений студентов?
- В главном, на наш взгляд, современные молодые люди ничем не отличаются от своих предшественников. Они также влюбляются, дружат, враждуют... Однако виртуальная среда придает их чувствам несколько другую форму. Когда-то расхожим мнением, принятым в обществе, было “не имей сто рублей, а имей сто друзей”. Понятно, что это - образное выражение и на самом деле вряд ли у кого-нибудь могло быть столько друзей. А сегодня, изучая профили наших студентов, мы видим, что сто френдов для них - цифра незначительная: они охотно общаются с сотнями, а то и тысячами себе подобных. Один магистрант в ходе интервью рассказал нам, что регулярно, раз в несколько месяцев, устраивает “чистку” своих аккаунтов и вычеркивает тех, кто больше его не интересует или бесполезен в плане контактов. Характерно, что “пострадавшие” даже не догадываются об удалении из “друзей”, но их информация больше уже не “засоряет” ленту новостей удалившего их пользователя (таковы особенности настроек приватности Сети). С одной стороны, межличностные виртуальные отношения становятся более легкими и доступными, с другой, - их “легковесность” провоцирует и более простой разрыв отношений.

- Влияет ли цифровая среда на развитие молодежи?
- В конце 90-х и начале 2000-х годов стали развиваться поколенческие исследования: каждому новому поколению даже стали присваивать различные обозначения (поколение X, Y и Z). Современное поколение Z значительно отличается от предыдущих в плане восприятия информации, концентрации внимания, работы мнемонических механизмов. В поколенческих исследованиях отмечается, что молодежь очень быстро на все реагирует, однако сосредоточиться, сконцентрироваться на одном предмете или мысли ей трудно. Зато она может одновременно присутствовать в нескольких виртуальных пространствах, поддерживая осмысленный диалог, и решать несколько важных задач (поликоммуникативность и многозадачность). Скажем, фотографировать и рассылать снимки друзьям, поддерживать переписку во “ВКонтакте”, мессенджере WhatsApp и тут же говорить еще с кем-нибудь в офлайне. Понятно, что так психологический уровень вовлеченности в каждый отдельный вид деятельности от этого страдает. Полностью погрузиться в одно из их многочисленных занятий у молодых людей не хватает ни времени, ни сил. Это поколение реально живет и общается в онлайне. А в виртуальном комьюнити более всего ценится тот, кто умеет привлечь к себе внимание, организовать вокруг себя как можно больший хайп. Молодые люди поколения Z прекрасно знают, где и как в Сети лучше себя презентовать. Считается, например, что Instagram - это платформа-глянец.

Здесь принято демонстрировать свои достижения, успехи, знаки социального статуса и престижа: я сейчас нахожусь в такой-то экзотической стране, престижном и знаковом месте, дорогом кафе или ресторане, делаю селфи с известным человеком. Часто люди, особенно, девушки, выкладывают целые фотосессии, да еще ретушируют их с помощью Photoshop, чтобы создать идеализированный образ “девушки с обложки глянцевого журнала”. Так творится позитивно-оптимистичный имидж успешного человека. Надо отметить неоднозначность отношения к своему виртуальному портрету: как показывают наши интервью, некоторые пользователи социальных сетей рассматривают свой аккаунт не только как способ самоподачи себя другим, но и как некий идеальный проект самого себя, с которым они себя соотносят. Профиль в Сети выступает как элемент рефлексивного соотношения с самим собой, диалога не только со своим “альтер”, но и с “эго”, что открывает возможности сознательного изменения как своего имиджа, так и своей идентичности. Как нам кажется, профайл в социальной сети выполняет еще одну важную для представителя поколения Z социально-психологическую функцию: овеществленной индивидуальной памяти и своеобразной виртуальной автобиографии - “мемуара” - к которой всегда можно обратиться, поскольку смартфон постоянно с тобой. 

- Благодаря Сети молодые люди стали более рассудочными, поумнели?
- Не думаю, просто виртуальная среда накладывает на них сильный отпечаток, влияет, дает возможность выстраивать более разумные, рациональные отношения, которые легко планировать в этом “прозрачном” мире. Но все они очень разные (так было всегда). И в эмоциональном плане тоже. Это не черствые прагматики - они другие, с более развитыми специфическими способностями, например, к самопрезентации или визуальной коммуникации, более восприимчивые к информации. В отличие от предыдущих поколений их мышление стало изощреннее в области обмена визуальными знаками и символами: размещения фото, подбора рисунков, мемов, гифок, производства селфи. Скажем, на удаленный вопрос, где ты находишься, они не станут подробно объяснять свое местоположение, а перешлют фото, из которого можно понять, где они локализуются. Конечно, они читают, но чаще всего с различных экранов (компьютера, ноутбука, планшета, смартфона). Один респондент-магистрант, достаточно образованный и успешный, признался, что не может читать бумажные книги: текст рябит у него в глазах, слова не складываются в предложения. Другое дело - чтение с различных экранов. 

Замечено, что современная молодежь привыкла к формату текстовых сообщений-постов, и он ее вполне удовлетворяет. Писать молодые люди стараются короткими фразами, сопровождая рассказ различными поддерживающими фото или графикой, эмодзи. А телефонный разговор их “напрягает”, поскольку требует, так скажем, движения души, проявления эмоций, а это их психологически угнетает и требует чрезмерных душевных “инвестиций” в необязательное общение. Порою, когда девушка хочет расстаться с парнем, она не объясняет ему причины разрыва с глазу на глаз, а отправляет текстовое сообщение в мессенджере или записывает аудио/видео. В этом смысле молодежь более сдержанная, “сухая”, эмоционально невовлеченная. 

- Давайте еще раз проговорим цель вашего трехгодичного исследования? 
- Описать коммуникационную цифровую культуру. Установить, на каких правилах и пользовательских компетенциях она основывается, как строится, как влияет на тех, кто в нее погружен. Средства гранта идут на организацию наших “полевых” исследований - фокус-группы, многочисленные интервью, интернет-эссе. Поддержка фонда позволяет привлечь с десяток столь необходимых нам сотрудников и волонтеров-магистрантов. Теперь у нас появилась возможность участвовать во всех интересующих нас конференциях по профильной тематике, а надо помнить, что Сибирь, к сожалению, находится далеко от основных интеллектуальных центров российской научной мысли. И, конечно, три года мы можем не думать о необходимости искать дополнительные заработки в условиях скудного финансирования вузовской науки, а сосредоточиться на данной интереснейшей работе, за что приносим большую благодарность Российскому фонду фундаментальных исследований, поддерживающему все прорывные фундаментальные разработки в различных отраслях знаний.

- Как вы думаете, почему РФФИ поддержал ваш проект?
- Трудно дать ответ за экспертов фонда, но без ложной скромности скажу, что наше исследование кажется мне актуальным и своевременным, поскольку на наших глазах происходит цифровая революция в области как профессиональных, так и личных коммуникаций. Возьмем, например, журналистику - здесь в дополнение к традиционным жанрам появляются блогинг, гражданская журналистика. Или маркетинг, где продвижение в традиционных медиа заменяется использованием SMM (маркетинг в социальных сетях). Рекрутинг кандидатов на работу также переносится все больше в Сеть, да еще в последнее время с подключением искусственного интеллекта. Очень сильно меняется образовательная среда, где присутствуют различные онлайн-платформы (Coursera, EdEx, Udacity). Напомню, что наш грант фокусируется на изучении личностных коммуникаций, а в этой сфере благодаря распространению сетевых технологий происходят очень значительные изменения. 

Еще один пример: допустим, вы хотите встретиться с другом, чтобы его поддержать или, наоборот, поплакаться ему в жилетку. Понятно, что на это надо выделить время и такая встреча потребует расхода энергии и эмоций. Так стоит ли? Не проще ли обратиться к помощи социальных сетей? Чтобы помочь другу снять напряжение, бывает достаточно отправить ему приветствие, виртуальный подарок или смешную гифку, селфи - все что угодно. Издержек меньше, а эмоциональный результат может быть даже больше. Таким образом, можно стать полезным не одному своему знакомому или другу, а многим. Но понимают ли пользователи, что не так все просто и при виртуальных контактах ценность взаимоотношений может заметно девальвироваться? А в человеческих отношениях по-прежнему важно то, что мы в состоянии вкладывать, чем можем пожертвовать: не виртуальные “миражи”, а действительные человеческие чувства. 

- Молодые люди готовы к такому общению?
- Думаю, да. Они умеют отличать друзей настоящих от многочисленных френдов, с которыми поддерживают контакты в виртуальных сетях. Такое общение не требует особых душевных затрат, и они знают ему цену. Виртуальное общение расширяет круг межличностных знакомств, но ценность таких контактов ниже (мы в исследовании определяем их как “квазиблизкие”), чем контактов с реальными друзьями/подругами, с которыми “пуд соли съел”. На общение с друзьями из реальной жизни они не жалеют душевных сил. 

В заключение следует отметить, что новая инфраструктура общения социальных сетей меняет все “пазлы”, составляющие мозаику межличностных коммуникаций, - язык, идентичность и самопрезентацию, пространственно-временную организацию общения, этику и статусно-ролевую структуру - но сама сердцевина дружбы, любви, близости остается. Сеть культивирует и сохраняет суть межличностных отношений молодежи, в то же время задавая им новый модус и звучание.

Юрий ДРИЗЕ

Похожие новости

  • 15/08/2016

    Юрий Симачев: нельзя полностью формализовать критерии отбора РНФ

    ​"Экспир" встретился с заместителем генерального директора Российского научного фонда (РНФ) Юрием Симачевым в день, когда были объявлены результаты первого совместного конкурса РНФ и Немецкого научно-исследовательского сообщества (DFG) на поддержку фундаментальных и поисковых исследований международных научных групп в области физики, космоса и математики.
    1246
  • 25/08/2016

    РНФ: критерии отбора

    ​Заместитель генерального директора Российского научного фонда (РНФ) Юрий Симачёв поделился с редакцией портала «Экспир» приоритетными направлениями исследований, которые поддерживает фонд, и критериями отбора проектов.
    2124
  • 02/10/2017

    Олег Белявский: грант – это не только деньги, но и правовой институт

    ​​Каждый год благодаря грантам Российского фонда фундаментальных исследований получают поддержку более 70 тыс. ученых, проводится около 800 научных мероприятий, осуществляется свыше 500 научных стажировок молодых специалистов, издается более 250 книг и монографий.
    1150
  • 19/03/2016

    Объединение РФФИ и РГНФ: что ждет гуманитариев?

    1 марта 2016 г. научное сообщество России было взбудоражено очередным решением либеральных реформаторов: единственный в стране государственный фонд поддержки гуманитарной науки - РГНФ, решено влить в состав РФФИ - Фонда финансирования фундаментальных исследований.
    2802
  • 28/03/2016

    РГНФ-РФФИ: об ​эффекте неакадемических решений в области научной политики

    Прошел почти ровно месяц с того момента, как постановлением правительства РФ от 29 февраля было принято решение о присоединении Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) к Российскому фонду фундаментальных исследований (РФФИ).
    1953
  • 18/06/2018

    Владислав Панченко - о развитии РФФИ и международном сотрудничестве

    Созданный в 1992 году Российский фонд фундаментальных исследований стал первой в нашей стране организацией, выдающей гранты на научные разработки на конкурсной основе. Председатель совета РФФИ академик Владислав Панченко рассказал "Известиям" об итогах международной встречи руководителей научных фондов в Москве, о дипломатии ученых и о необходимости создания отечественных мегаустановок.
    331
  • 12/02/2018

    Владислав Панченко: «Критерии надо менять. Пока только непонятно как»

     Фундаментальная наука в России скорее жива, чем мертва, считает глава Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) академик Владислав Панченко. Ответственный за распределение грантов рассказал "Огоньку", какая наука нужна государству, на что ученые тратят бюджетные деньги и почему оборонка снова выходит на первый план.
    512
  • 06/12/2016

    Как финансировать российскую науку?

    О сотрудничестве ученых с Российским научным фондом и о проблемах, с которыми сталкивается научное сообщество при работе с грантами корреспондент Indicator.Ru побеседовал с Ириной Белецкой, академиком РАН, доктором химических наук, профессором химического факультета МГУ, и Валентином Ненайденко, доктором химических наук, профессором химического факультета МГУ.
    1541
  • 27/04/2018

    Директор РФФИ Олег Белявский - о новых конкурсах

    Какие вопросы достижения современной науки ставят перед юристами, как нужно регулировать международные научные проекты, соотносятся ли исследования генома человека с законом о защите персональных данных, а также чем новые грантовые конкурсы Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) по правовому регулированию отличаются от других, в интервью Indicator.
    437
  • 23/03/2016

    РГНФ и РФФИ: особая форма интеграции

    ​Тема нового конкурса "ориентированных фундаментальных научных исследований по актуальным междисциплинарным темам" РФФИ, к сожалению, уже не удивляет: она является логичным продолжением политики нынешнего руководства фонда.
    2987