Благотворительный фонд Владимира Потанина начал работу в 1999 году с поддержки талантливой молодежи Норильска. Желание организовать стипендиальную программу, которая позволила бы выпускникам учиться в ведущих университетах страны, подтолкнуло предпринимателя к созданию фонда.  


 

Стало понятно, что нужна организация, которая будет заниматься благотворительностью профессионально, и уже через год опыт Норильска распространился на всю страну — появилась Федеральная стипендиальная программа. О том, кого сегодня поддерживает фонд, как должны работать благотворительные организации и чем их помощь отличается от государственной поддержки, ТАСС рассказала генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева.


 В чем заключается философия вашего фонда?
— Мы стремимся поддерживать активных людей, лидеров, обладающих личной социальной ответственностью, которым не все равно, что происходит вокруг. Тех, кто не ждет подсказки, а готов сам принимать решения. При этом эти люди — профессионалы своего дела, интеллектуалы, то есть обладают необходимыми знаниями и навыками для того, чтобы добиться устойчивых позитивных изменений.


 

 В чем отличие вашего фонда от других?
— Наш фонд с момента создания практикует стратегический подход. Мы стремимся к тому, чтобы все, что мы делаем, носило устойчивый характер, и стараемся развивать среду, а не только поддерживать отдельные институции. Мы стремимся быть максимально прозрачными и открытыми. Для нас важно оставаться на связи с теми, с кем мы работаем: образовательным и музейным сообществом. Оценка результатов — обязательный этап всех наших программ. Мы также проводим различного рода исследования, анализируем опыт зарубежных и российских фондов, который может быть для нас полезен.

 Стараетесь ли вы вывести благотворительность в России на новый уровень?
— Да, и делаем это несколькими способами. Все наши программы так или иначе направлены на это. Фонд был одним из инициаторов создания Форума доноров в России (профессиональная ассоциация российских грантодающих организаций), проведения Года благотворительности в России в 2006 году, партнером глобальной акции "Щедрый вторник".


 

Мы активно участвуем в работе нашего сектора: поддерживаем подготовку ежегодного доклада Форума доноров о состоянии благотворительных фондов в России, инициируем экспертные публикации о целевых капиталах и социальном проектировании. Мы системно продвигаем тему эндаументов, считая, что эта модель позволит российским некоммерческим организациям стать более устойчивыми и независимыми (эндаумент — капитал, доход от которого тратится на благотворительные цели; самым ярким примером целевого капитала является Нобелевская премия — прим. ТАСС). Целевые капиталы не только обеспечивают финансовую устойчивость, но и стимулируют организацию стратегически планировать свою деятельность. В России закон об эндаументах принят в 2006-м, за это время создано более 150 целевых капиталов некоммерческих организаций. 


 

​— Стипендиальная программа рассчитана на студентов-магистрантов и преподавателей магистратуры. Кто может претендовать на поддержку фонда?

- Традиционно мы работаем с вузами, которые занимают лидирующие позиции в российском образовании. К участию в Стипендиальной программе Владимира Потанина приглашены 75 вузов. Список формируется на основе рейтинга, который мы проводим ежегодно с 2004 года. 


 

Если говорить о студентах, то первым условием является академическая успеваемость. Затем мы смотрим на личную ответственность претендента и его социальную активность. Ежегодно стипендиатами фонда становятся 500 человек, которые получают по 15 тысяч рублей ежемесячно до окончания обучения в магистратуре (в 2017/18 учебном году размер стипендии возрастет до 20 тысяч рублей). Эти средства позволяют им заниматься учебой, меньше отвлекаясь на подработки. Таким образом, молодые люди могут реализовать свой академический потенциал. Преподавателям фонд предлагает индивидуальные гранты до 500 тысяч рублей на создание новых магистерских программ и курсов, в том числе англоязычных и онлайн-курсов. Мы поддерживаем их в поисках новых методов обучения.


 

 Каким образом вы поддерживаете музеи?

— Мы даем музеям возможность реализовать проектные инициативы. Это не обычная музейная деятельность, связанная с сохранением наследия или реставрацией, а командные усилия, направленные на то, чтобы сделать музей более активным участником общественной жизни, центром притяжения сообщества. Так появляются образовательные музейные программы, исследовательские и выставочные проекты. Размер гранта зависит от конкурса. Для нас важна устойчивость проекта, поэтому уже на этапе подачи заявки мы стимулируем его авторов задумываться о "жизни после гранта": как будет развиваться проект, когда наше финансирование закончится.

 Сколько средств было выделено на грантовую поддержку в 2016–2017 годах?
— Точная цифра станет понятна, когда мы подведем итоги года. В 2016 году расходы фонда составили 579 млн рублей, из них административные — чуть меньше 35 млн рублей.

 Вы поддерживаете контакты со стипендиатами и профессорами, получившими гранты? 
— За почти два десятилетия работы сложилось многотысячное сообщество грантополучателей и стипендиатов фонда. Мы следим за тем, как складывается их жизнь и карьера. Многие потанинцы заняли ведущие позиции в своих вузах — например, молодые преподаватели Дмитрий Ендовицкий (Воронеж) и Эдуард Галажинский (Томск) стали ректорами Воронежского государственного университета и Томского государственного университета. Ульяна Лепеха, окончившая Амурский государственный университет в Благовещенске, выпускница нашей стипендиальной программы и получатель олимпийской стипендии, стала спортивным журналистом и занимается развитием олимпийского и паралимпийского спорта. Анна Кусмауль, выпускница Ростовского государственного университета, участвовала в эксперименте "Луна-2015" (моделирование полета на Луну Российской академией наук под эгидой Роскосмоса). Выпускница Омского государственного университета Елена Анфалова стала судьей Омского областного суда… Историй успеха десятки. 


 

​Если говорить о музейном направлении, здесь тоже много интересного. Недавно Юрий Трофимов был директором Музея изобразительных искусств имени Врубеля в Омске, сегодня он — министр культуры Омской области. Один из ранних проектов, которые мы поддерживали, был связан с возрождением старинного рецепта пастилы в Коломне. Сегодня Наталья Никитина, автор проекта, возглавляет целый музейный кластер, который привлекает в регион потоки туристов. Важно, что наши грантополучатели рассматривают свою деятельность в контексте благополучия тех мест, где они живут, а не личной выгоды.

 Расхожее мнение — благотворительность в нашей стране является способом отмывания денег. У него есть право на существование?

— Хочу напомнить, что сегодня в России нет никаких налоговых льгот для организаций, которые дают деньги на благотворительность. Это исключительно добрая воля их владельцев и руководителей. Уйти от налогов таким образом невозможно. Что касается слухов и подозрений, то они есть всегда. Чтобы заслужить доверие, мы должны быть открытыми и прозрачными. Например, информация обо всех проектах, которые мы поддержали, есть на сайте фонда. К сожалению, не все средства массовой информации готовы транслировать позитивные новости, а социальная тематика часто воспринимается как скучная. 


 

 Благотворительность развивается, количество фондов растет — не говорит ли это о том, что государство пытается переложить свои обязательства на общество?

— На мой взгляд, это разные вещи. Государство — это деньги налогоплательщиков, ими рисковать нельзя. Благотворительность — это частные деньги, и люди, которые их дали, готовы попробовать что-то новое. Успех не гарантирован, но в результате нашей работы мы можем получить новую модель, которой государство потом воспользуется. Такие истории есть — например, Фонд президентских грантов активно использует конкурсные механизмы, успешно апробированные благотворительными фондами.

 Какие у фонда планы на ближайшую перспективу? 

— В этом году мы сделаем несколько важных шагов. Прежде всего, объединим и укрупним наши программы исходя из того, что самое интересное и революционное появляется на стыке направлений. Именно поэтому мы будем интегрировать наши программы и делать их более масштабными, давая участникам свободу выбора инструментов. Будет больше междисциплинарных проектов, объединяющих вузы и музеи. Такой опыт у нас есть: Политехнический музей и Высшая школа экономики создали магистерскую программу по музейному делу. Мы также планируем расширить работу с вузами, чтобы качество продуктов, которые они предлагают своим студентам, повышалось. Мы ориентированы на то, чтобы и университеты, и музеи становились центрами социального развития регионов, и будем фокусироваться на этой цели в наших программах. Планов много, будем развиваться.


 

Кристина Сулима ​

Похожие новости

  • 06/10/2017

    Ярослав Сорокотяга: РФФИ помогает интеграции российских ученых в мировое научное пространство

    ​За последние 15 лет число международных проектов, которые поддерживает Российский фонд фундаментальных исследований, выросло в три раза – почти до 900, а их финансирование увеличилось более чем десятикратно, превысив 800 млн рублей.
    126
  • 15/06/2015

    Может ли быть успешным проект ФАНО—РНФ?

    ФАНО и РНФ должны служить науке, а не управлять ею. Их назначение — создать новую основу организации отечественной науки. Но пока эта пара похожа скорее на щипцы для дробления и перемалыванияРоссийская наука серьезно ослаблена.
    826
  • 05/12/2016

    Как пробиться в высокорейтинговые журналы молодым ученым?

    ​Как молодым ученым пробиться в высокорейтинговые журналы, зачем возвращаться из-за рубежа в Россию и в чем разница в подходах к воспитанию молодых ученых в разных странах, корреспондентам «Indicator.Ru» рассказал Денис Чусов, молодой ученый, руководитель гранта РНФ, соавтор публикаций в ряде международных высокорейтинговых журналов.
    1273
  • 18/10/2016

    Владислав Панченко: «Междисциплинарность не должна становиться фетишем»

    В марте 2016 года Министерство образования и науки объявило об объединении Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ). Председатель совета РФФИ Владислав Панченко рассказал как изменилась работа фонда, на сколько сократился бюджет РФФИ и какие исследования планируется провести в рамках соглашения с Роскосмосом.
    750
  • 06/12/2016

    Как финансировать российскую науку?

    О сотрудничестве ученых с Российским научным фондом и о проблемах, с которыми сталкивается научное сообщество при работе с грантами корреспондент Indicator.Ru побеседовал с Ириной Белецкой, академиком РАН, доктором химических наук, профессором химического факультета МГУ, и Валентином Ненайденко, доктором химических наук, профессором химического факультета МГУ.
    922
  • 03/12/2016

    Как гранты помогают научной молодежи

    ​В последнюю декаду ноября в Институте органической химии им. Н.Д.Зелинского было много гостей - ведущих ученых Отечества. Причем, в основном, не убеленные сединами, хотя и такие встречались, но большей частью молодые - грантодержатели Российского научного фонда.
    809
  • 18/11/2016

    Как меняется жизнь ученых после мегагранта?

    ​Что изменилось в российской науке с появлением мегагрантов, почему российские ученые не умеют писать статьи и зачем стране нужен институт постдоков, корреспонденту Indicator.Ru рассказал профессор Университета Северной Каролины и МГУ имени М.
    678
  • 02/10/2017

    Владислав Панченко: «Без науки у нас нет будущего»

    Председатель совета РФФИ академик Владислав Панченко в спецвыпуске журнала "В мире науки", посвященном 25-летию РФФИ. ​25 лет Российскому фонду фундаментальных исследований – это много или мало? С одной стороны, много, ведь за это время сделано столько важных и добрых дел, что уже можно подводить некоторые итоги.
    171
  • 18/11/2015

    Академик Георгий Георгиев: Что губит российскую науку и как с этим бороться. Часть I

    ​​​Введение: основные типы науки. В качестве введения хочу перечислить основные типы науки. Можно различать (1) большую науку, (2) фундаментальную, (3) фундаментальную социально ориентированную (поисковую?) и (4) прикладную науку.
    1275
  • 24/08/2015

    Химические связи: Ученые объединились для прорыва

    ​Это интервью с членом-корреспондентом РАН Валентином Ананиковым не похоже на все предыдущие: ученый не стал говорить о химических реакциях и веществах, нанокатализаторах, которые получают сотрудники его лаборатории в Институте органической химии им.
    729