​Практика выполнения известного майского указа президента о повышении средних зарплат ученых до среднерегиональных вызывает в академических институтах много вопросов. Известно, что средств, выделяемых на эти цели, катастрофически не хватает.

Во многих НИИ Москвы и Санкт-Петербурга, которые оказались в наиболее сложной ситуации из-за высоких среднерегиональных зарплат, научных сотрудников стали массово переводить на неполную занятость, обещая возместить потери за счет стимулирующих выплат. Этот простой ход позволяет за счет сокращения числа ставок уменьшить знаменатель в формуле, по которой вычисляется средняя зарплата, и “подогнать ответ”. На недавнем совместном заседании Научно-координационного совета ФАНО и Президиума РАН руководитель федерального агентства Михаил Котюков высказался против подтасовки результатов для выполнения “зарплатного” указа. На том же мероприятии заместитель Сергей Кузьмин представил разработанный ФАНО механизм оптимизации численности научных сотрудников, который подразумевает-таки перевод на часть ставки. 

Как соотносятся эти выступления руководителей федерального агентства? На что ФАНО нацеливает институты? Об этом “Поиску” рассказал Сергей Кузьмин. 

- Сергей Владимирович, объясните, как все-таки относится ФАНО к такому способу выполнения майского указа, как перевод сотрудников на часть ставки?
- Чтобы позиция агентства стала ясной, давайте сначала поговорим о выполнении указа, а потом - о наведении порядка в трудовых отношениях и переводе для этого ряда сотрудников на неполную занятость. Согласно указу, средняя зарплата научных сотрудников должна с четвертого квартала нынешнего года достичь 180% от средней по региону, а с начала 2018-го - 200%. На решение этой задачи выделяются дополнительные средства. В этом году Минобрнауки направило ФАНО целевую субсидию в размере 5,6 миллиарда рублей (вдвое больше, чем в прошлом). Федеральное агентство выделит из своего бюджета еще 1,1 миллиарда. Кроме того, по условиям, которые поставило правительство, наши институты должны изыскать 30% от потребности за счет внутренних ресурсов. 

- Что это означает на практике? Откуда институтам брать деньги, если у них и так уже бóльшая часть расходов - фонд оплаты труда?
- Речь, разумеется, идет не о том, чтобы, например, пустить на зарплату средства, которые предполагалось использовать для закупки приборов или оплаты коммунальных услуг. Мы призываем научные организации разобраться с характером занятости сотрудников. Как известно, академические институты получают средства из нескольких источников. Основные из них - государственное задание, гранты научных фондов, хоздоговоры. Проведенный нами анализ показал, что научные сотрудники используют для выполнения работ, за которые получают зарплату в институте, далеко не все рабочее время.

Взять те же гранты РФФИ. Их получают сотрудники, а не организации. По умолчанию считается, что исследования по темам грантов проводятся в нерабочее время. Однако далеко не всегда это соответствует действительности. Сам факт получения коллективом гранта может только радовать: появляется дополнительный источник финансирования, ученые решают интересную им задачу, используя для этого инфраструктурные возможности своего института. Вопрос только в том, что в данном случае сотрудники работают “на себя”, получаемые ими средства не попадают в фонд заработной платы организации. А значит, затраченное на эту деятельность время необходимо вычесть из того, которое оплачивается средствами, выделенными на выполнение госзадания.

Таким же должен быть и подход, когда люди работают в вузах или других структурах на основе внешнего совместительства. 

Мы просим директорский корпус правильно выстроить трудовые отношения с работниками. Условно говоря, если человек половину рабочего времени тратит на чтение лекций, грантовые и хоздоговорные темы, которые оплачиваются не через институт, он должен быть оформлен на полставки.

То же самое относится к случаю, когда сотрудник проводит на работе весь день, но, к примеру, вместо двух требуемых статей в год пишет одну.

Если с рабочим временем можно разобраться уже сейчас, то деятельность по установлению критериев результативности для каждого направления исследований мы только начинаем. Рассчитываем, что результаты этой работы, проводимой совместно с РАН и профсоюзами, станут основой для заключения с работниками эффективных контрактов. Наведение порядка в трудовых отношениях должно происходить системно, без кампанейщины.

- Но вопросы результативности работы ученых решаются в рамках конкурсов на соответствующие должности и регулярных аттестаций. Порядок проведения этих процедур четко прописан. В институтах разработаны аттестационные требования. Чем они вас не устраивают? 
- Квалификационные требования были установлены довольно давно, пришла пора их обновить и детализировать для каждого научного направления. Однако у некоторых руководителей появляется искушение вместо наведения порядка в трудовых отношениях сократить или перевести сотрудников на неполную занятость, чтобы отрапортовать о выполнении указа. Такие действия ФАНО не поддерживает. Указ президента нацелен на повышение оплаты труда ученых.

- То есть ФАНО не приветствует массовый перевод на неполную занятость? Если он все же будет проводиться, вы собираетесь вмешиваться? 
- Мы запустили аналитическую работу с институтами, пытаемся помочь им разложить фонд рабочего времени сотрудников на составные элементы. Встречаемся с директорами, объясняем им, что перевод на часть ставки всех разом - путь в никуда. Люди потеряют “привязку” к институту, перестанут за него держаться, и он не сможет эффективно работать. Действовать надо очень аккуратно, соблюдая баланс: наведение порядка не должно оборачиваться профанацией.

Работники, со своей стороны, должны помнить, что их защищает Трудовой кодекс. Человека нельзя ни с того ни с сего перевести на часть ставки без его согласия. Если имеет место самоуправство директора, давление на сотрудников, мы готовы их защищать. Но если люди добровольно написали заявления, видимо, у них есть понимание, что они не работают весь день или не дотягивают до существующих критериев результативности.

- Как распределяются дополнительные средства, направляемые на выполнение указа?
- Федеральным агентством утверждена соответствующая методика. В формуле учитываются такие показатели, как выполнение “дорожной карты” по увеличению средней зарплаты ученых, доля института в софинансировании этой программы. То есть многое зависит от того, насколько успешно институт задействует внутренние резервы. А они есть, это видно даже по грубым прикидкам. Бюджет РФФИ составил в прошлом году около 12 миллиардов рублей. Примерно половину грантов получили сотрудники подведомственных ФАНО организаций. Грантовые средства составляют 8% от общего бюджета агентства, выделяемого на науку. Однако выплачиваемая из этих средств зарплата нигде не учитывается. Именно поэтому ФАНО ставит вопрос об учете рабочего времени, затрачиваемого на выполнение грантов.

Мы отдаем себе отчет, что для приведения в порядок трудовых отношений с каждым сотрудником нужно проделать серьезную кропотливую работу. Но без этого нам не обеспечить выполнение указа в этом году и, главное, не подготовить обоснованную заявку в Минфин на дополнительные средства на следующие периоды.

- Будут ли выделяться дополнительные деньги на выполнение указа в 2018 году и позже?
- Следующий год включен в указ, значит, средства точно будут. Что дальше, пока не известно. Надеемся, что средства будут поступать как часть базового финансирования.

- Вы пробовали прикинуть, удастся ли довести среднюю зарплату ученых до 200% от среднерегиональной при правильном учете распределения рабочего времени сотрудников? 
- Да, пробовали, и считаем эту задачу решаемой. Сложности с указом испытывают в основном столичные институты, в регионах эта проблема так остро не стоит.

Кроме того, у нас немало резервов. Как известно, ФАНО три года активно занималось инвентаризацией, регистрацией и постановкой на учет закрепленного за институтами имущества. Выявился явный переизбыток площадей: они превышают потребности организаций при существующих численности сотрудников и объеме выполняемых работ. Даже если исходить из советских нормативов, площадей у наших организаций в среднем в три раза больше, чем нужно, а в институтах бывшей РАСХН - в восемь раз больше. В результате значительная часть средств отвлекается на содержание зданий и сооружений, коммунальные услуги, налоги. Эти деньги могли бы идти на проведение исследований, в частности на оплату труда ученых. Необходимо приводить мощности в соответствие с современными задачами: или увеличивать объем исследовательских программ, или сокращать избыточный имущественный комплекс, большая часть которого морально устарела.

Конечно, все эти вопросы надо решать аккуратно, как и многие другие проблемы, которые выявлены и оцифрованы. Мы прекрасно понимаем, что академическая модель организации науки имеет много плюсов, и, встраивая институты в управленческую вертикаль, стараемся не растерять то лучшее, что было накоплено за многие годы. Поэтому все важные решения ФАНО принимает на основе консенсуса с научным сообществом. Обратную связь помогают осуществлять Научно-координационный совет ФАНО, Профсоюз работников РАН, другие структуры. Совместными усилиями будем добиваться и дополнительных бюджетных средств на выполнение президентского указа по повышению зарплат ученым.

Беседовала Надежда ВОЛЧКОВА

Похожие новости

  • 04/08/2016

    Андрей Ростовцев: академическая сфера будет сжиматься, как шагреневая кожа

    ​Министерство образования и науки РФ опровергло появившуюся ранее в ряде СМИ информацию о сокращении 40% бюджетных мест в вузах в 2017 году от установленного на этот год уровня и об увольнении 10 тысяч ученых.
    972
  • 19/10/2016

    Евгений Онищенко о ситуации с финансированием науки

    Продолжится ли в будущем году снижение реального финансирования фундаментальной науки - вопрос, на который вряд ли кто-то сейчас может дать ответ.  Предпринимаемые общественными организациями усилия пока не дают надежде на лучшее будущее полностью угаснуть, но ничто не предрешено.
    1803
  • 17/10/2016

    Что даст алтайской науке новый центр агробиотехнологий?

    ​До конца 2016 года в крае должен появится новый "Федеральный алтайский научный центр агробиотехнологий".  Уже сейчас известно, что он объединит шесть научно-исследовательских институтов региона, которые, не потеряв своей самостоятельности, обретут общее административное подразделение.
    860
  • 28/11/2016

    ФАНО и РАН проанализируют потенциал академических институтов

    ​Руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков заявил, что ФАНО и Российская академия наук проводят анализ существующего потенциала академических институтов. Об этом он сообщил на пленарном заседании "Научные разработки и новые технологии как фактор развития инновационной экономики России" конгресса "Профессиональное образование, наука и инновации в XXI веке" в Санкт-Петербурге.
    786
  • 17/10/2016

    Валерий Чарушин: непонятно, зачем собирать всех под одной крышей

    ​Редакция "Российской газеты" получила сразу несколько тревожных сообщений: над уральской наукой нависла угроза. Известные во всем мире научные школы могут прекратить свое существование.
    943
  • 29/12/2015

    Михаил Котюков: чтобы ученым в наших организациях было комфортно заниматься научной деятельностью

    ​Глава Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков - о реформе, смене пожилых директоров институтов и привлечении молодежи.Два с небольшим года назад в рамках реформы Российской академии наук было создано Федеральное агентство научных организаций (ФАНО).
    1242
  • 18/08/2016

    Виктор Калинушкин: такого прессинга в науке еще не бывало​

    На вопросы корреспондента "Правды" отвечает председатель профсоюза работников РАН Виктор КАЛИНУШКИН. - Виктор Петрович, прошло три года со времени начала "реорганизации" Российской академии наук.
    1444
  • 23/11/2016

    Академик Шабанов предлагает выход из возникшей в РАН ситуации

    ​Академию продолжают сотрясать бурные споры. Наиболее взрывоопасная тема сегодня - объединение институтов в Федеральные исследовательские центры.  Громкое заявление председателя Сибирского отделения РАН, академика Александра Асеева, что "из-за создания ФИЦ в Красноярске происходит развал науки", процитировано многими СМИ.
    1657
  • 30/06/2017

    ФАНО готово к вызовам времени

    ​В 2013 году, когда началась реформа РАН, многие учёные со скептицизмом встретили новость о том, что отныне ресурсами отечественной науки станет управлять ФАНО России. Мол, приведёт это всё к разрушению системы управления наукой, а перспективных и конкурентных разработок в стране не будет.
    379
  • 08/05/2015

    ФАНО не чувствует РАН

    ​Почему рабочие взаимоотношения РАН и ФАНО зашли в тупик и что делать, чтобы не потерять науку в РоссииНа заседаниях Президиума РАН 14 апреля возникла, а 21 апреля продолжилась незапланированная дискуссия на тему рабочих взаимоотношений РАН и ФАНО.
    1091