Эта статья появилась в связи с окончанием моего трехлетнего срока работы в Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Минобрнауки, с мая 2016-го по апрель 2019 года.

За это время накопился ряд материалов, в основном в виде кратких заметок с заседаний комиссии и ее президиума. Поскольку многое из накопленного может быть интересно и полезно в свете продолжающейся дискуссии о реформировании отечественной системы присуждения ученых степеней, считаю возможным и необходимым поделиться своими наблюдениями.

Мои заметки — это взгляд инсайдера и аутсайдера одновременно. Инсайдера — поскольку на протяжении трех лет мне довелось участвовать в большинстве пленумов ВАК и заседаний секции президиума по гуманитарным и общественным наукам. Аутсайдера — поскольку до 2016 года я не имел никакого отношения к российской системе присуждения ученых степеней. Ученая степень доктора экономики была присуждена мне в 2007 году находящимся во Флоренции Европейским университетским институтом (EUI), имеющим одну из лучших в Европе программ подготовки экономистов-исследователей. В предыдущем составе ВАК я был единственным представителем с ненострифицированной иностранной ученой степенью, по крайней мере так следует из документа, которым был утвержден предыдущий состав комиссии (распоряжение правительства РФ от 30 апреля 2016 года № 841-р). Мою абсолютную независимость по отношению к российской системе присуждения ученых степеней подчеркивает и тот факт, что по окончании работы над диссертацией в Италии мне довелось довольно долго поработать в ведущих научно-исследовательских институтах Германии — Немецком институте экономических исследований (DIW Berlin) в Берлине и Институте экономики труда (IZA) в Бонне. Ни для кого не секрет, что ни в Италии, где получена ученая степень, ни в Германии, где я работал, нет ничего даже отдаленно напоминающего российскую централизованную систему во главе с ВАК и Минобрнауки.

I. Аттестация научных кадров: ВАК, его президиум и экспертные советы

Как известно, на Высшую аттестационную комиссию возложена функция государственной аттестации научных и научно-педагогических работников. Комиссия включает порядка полутора сотен членов, назначаемых распоряжением правительства на трехлетний срок и отбираемых (видимо, руководством Минобрнауки) из списка кандидатов, выдвигаемых РАН, вузами и иными научно-исследовательскими организациями.

Заседания (пленумы) ВАК как такового проводятся довольно редко, обычно раз в полгода, и посвящены «глобальным» вопросам аттестации, например обсуждению (одобрению) проектов законов и изменений в них, связанных с аттестацией нормативных актов Минобрнауки, мониторингу работы по оптимизации перечня журналов ВАК, оптимизации сети диссертационных советов и т. д.

В целом пленумы представляют собой достаточно формальные мероприятия, поскольку материалы к ним раздаются только при регистрации, непосредственно перед заседанием. И в этих материалах уже представлены готовые проекты решений, в которые членам ВАК иногда удается внести ряд — как правило, не радикальных — поправок. Пленумы ВАК, таким образом, выполняют по большей части декоративную функцию.

В период между пленумами ВАК работает Президиум ВАК, который и занимается вопросами присуждения и лишения ученых степеней. Численность президиума — порядка двух третей от численности ВАК. Его работа организована по четырем секциям: по медико-биологическим и аграрным наукам, по естественным и техническим наукам, по гуманитарным и общественным наукам, а также по военным наукам. В каждой секции порядка 20−30 членов.

ВАК включает большое число руководителей образовательных и научно-исследовательских организаций; президиум же в основном формируется из числа ученых, не являющихся руководителями организаций. Это негласное правило появилось сравнительно недавно, по всей видимости, с целью гарантировать наличие кворума на заседаниях президиума и повышения качества экспертизы — руководители организаций обычно перегружены и не располагают временем не только для внимательного изучения аттестационных дел, но и для участия в заседаниях президиума.

Важнейшим элементом системы являются экспертные советы по отдельным областям знания. Сейчас в ВАК функционируют 33 экспертных совета, каждый численностью не менее 30 человек (в самом большом экспертном совете по экономическим наукам чуть менее 50 членов). Задача экспертных советов — экспертиза поступающих из диссертационных советов дел, как по вновь защищенным работам, так и связанным с лишением ученой степени. Ключевая роль экспертных советов в нынешней системе объясняется тем, что именно они дают окончательную рекомендацию Президиуму ВАК касательно каждого дела.

Основная работа президиума связана с рутинным утверждением аттестационных дел и выдачей рекомендаций Минобрнауки о присуждении ученых степеней (окончательное решение о присуждении ученой степени принимает не ВАК, а именно Минобрнауки). Рутинными в большинстве случаев являются и дела, связанные с лишением ученых степеней (на каждом заседании секции по гуманитарным и общественным наукам таких насчитывается не менее десятка, а то и два). Резонансными же, как правило, становятся только те дела о лишении ученой степени, фигурантами которых оказываются чиновники высокого ранга, депутаты, бизнесмены, руководители вузов и институтов. Именно эти дела являются своего рода лакмусовой бумажкой, сигнализирующей о проблемах существующей системы. На некоторых из этих дел я остановлюсь подробнее.

Пока же кратко обрисую общую схему работы Президиума ВАК. По обычным делам, связанным с присуждением ученых степеней по результатам защиты диссертаций, она выглядит так. Поступившее в ВАК аттестационное дело направляется в профильный для него экспертный совет. В подавляющем большинстве случаев он дает положительную рекомендацию президиуму — присудить ученую степень. Далее аттестационное дело с рекомендацией экспертного совета попадает на заседание соответствующей секции президиума. Как правило, президиум соглашается с мнением экспертного совета, выдавая окончательную рекомендацию Минобрнауки о присуждении соискателю ученой степени. Если же у членов экспертного совета возникают серьезные вопросы по диссертации, соискателя приглашают на заседание совета. Результатом нередко становится отрицательное решение экспертного совета — рекомендация не присуждать ученую степень. Далее получившие отрицательный вердикт экспертного совета соискатели приглашаются на заседание президиума. В целом Президиум ВАК может согласиться как с положительным, так и с отрицательным мнением экспертного совета, а может проголосовать и за противоположное рекомендации совета решение. В последнем случае Положение о порядке организации работы и проведения заседаний ВАК в императивном порядке требует создания согласительной комиссии из членов экспертного совета и президиума. Впрочем, мне не известны примеры создания таких согласительных комиссий. Даже в случае самых резонансных дел, привлекавших повышенное внимание, например дела министра культуры Мединского, согласительные комиссии в нарушение действующих правил не создавались.

Порядок рассмотрения заявлений о лишении ученой степени (ЗоЛУСов) иной. После поступления в Минобрнауки ЗоЛУСа он отправляется на экспертизу в диссертационный совет, присуждающий степени по соответствующей специальности. До недавнего времени такой первой инстанцией был диссертационный совет, ранее присудивший оспариваемую ученую степень. Это порождало серьезные проблемы в экспертизе — диссеродельные фабрики, в которых защиты липовых диссертаций поставлены на поток, бились до последнего, защищая недобросовестных ученых. С недавних пор (и во многом благодаря активности «Диссернета», из-за которой некоторые наиболее одиозные советы были закрыты) первичную экспертизу часто проводит другой, отличный от присудившего оспариваемую ученую степень диссертационный совет. Это заметно усилило независимость и повысило качество экспертизы. Далее решение диссертационного совета касательно обоснованности ЗоЛУСа поступает в профильный экспертный совет ВАК. На основании решения диссертационного совета и по результатам собственной экспертизы он выдает рекомендацию президиуму. В свою очередь президиум формулирует финальную рекомендацию Минобрнауки по делу. Окончательное решение о сохранении/лишении ученой степени принимает министерство. Важно, что на всех этапах рассмотрения дела — в диссертационном совете, экспертном совете и Президиуме ВАК — на соответствующие заседания приглашаются заявители и обладатель оспариваемой ученой степени. Таким образом, дела, связанные с лишением ученой степени, сопряжены со значительными издержками (по меньшей мере, временны́ми) для всех участвующих сторон: заявителей — на написание ЗоЛУСов; проводящих экспертизу структур, диссертационных советов, экспертных советов ВАК и ее президиума — на собственно экспертизу ЗоЛУСов.

II. Как работает Президиум ВАК?

Президиум ВАК заседает ежемесячно (кроме августа) по пятницам. Работа организована по четырем секциям, заседающим в разное время. Как правило, в первую рабочую пятницу заседает секция по медико-биологическим и аграрным наукам, во вторую — секция по естественным и техническим наукам, в третью пятницу — секция по военным наукам (с 10:00 до 11:00), а также секция по гуманитарным и общественным наукам (с 11:00).

До весны 2017 года деление на секции было достаточно условным — любой член ВАК мог присутствовать на заседании любой секции президиума (за исключением секции по военным наукам). С мая 2017 года разделение на секции стало более жестким: круг лиц, допускаемых к заседанию каждой секции президиума, стал ограничен членами этой секции, членами ВАК, не являющимися членами президиума, но обладающими учеными степенями по относящимися к секции областям науки, а также руководством ВАК и представителями Минобрнауки. Например, математики и биологи, являющиеся членами ВАК (или же ВАК и его президиума) были лишены права присутствовать на заседаниях секции по гуманитарным и общественным наукам. Логика такого ужесточения далеко не очевидна: так, диссертация по математической экономике может быть понятна, скорее, математикам, чем юристам или историкам, заседающим вместе с экономистами в секции по гуманитарным и общественным наукам. Истинные же причины ужесточения связывают с активностью нескольких «непрофильных» членов Президиума ВАК, в первую очередь одного из основателей «Диссернета», биолога М.С. Гельфанда, ставившего перед руководством ВАК неудобные вопросы, особенно на заседаниях секции президиума по гуманитарным и общественным наукам [1].

Как правило, на заседаниях Президиума ВАК первыми рассматриваются так называемые вызывные дела. Как видно из названия, это дела, по которым приглашены (вызваны) соискатели ученой степени (либо обладатели ученых степеней, которые оспариваются). В первом случае речь идет о приглашении на президиум диссертантов, к работам которых у экспертного совета были и остались серьезные вопросы, и совет рекомендует не присуждать ученую степень. Во втором случае речь идет о кандидатах и докторах наук, в отношении которых поданы ЗоЛУСы. На президиум приглашают тех ученых, кто получил отрицательную рекомендацию экспертного совета (лишение ученой степени) либо же тех, кого, несмотря на положительную рекомендацию экспертного совета (т.е. не лишать ученой степени), посчитал необходимым увидеть президиум.

Общая схема прохождения вызывных дел на президиуме выглядит так. Сотрудник секретариата зачитывает краткую справку по вызывному делу, далее выступает представитель профильного экспертного совета, задача которого — проинформировать Президиум ВАК об основных претензиях к диссертации и о вердикте совета по рассматриваемому делу. Затем члены президиума имеют возможность задать несколько вопросов докладчику от экспертного совета. Далее в зал заседаний приглашается вызванный, а в случае ЗоЛУСа — еще и представитель заявителей. Представитель экспертного совета, представитель заявителей и члены президиума поочередно задают вызванному на заседание вопросы. В случае ЗоЛУСа права заявителей ограничены возможностью задать три вопроса вызванному. Никакие комментарии и пояснения к делу с их стороны не допускаются. Вызванным на заседания президиума предоставляется возможность подробно ответить на заданные вопросы. Какие-либо выступления и обращения с их стороны не предусмотрены и, как правило, пресекаются председательствующим. Далее вызванный соискатель или обладатель оспариваемой ученой степени (а в случае ЗоЛУСа — и представитель заявителей) выходят из зала заседаний. Президиум за закрытыми дверями обсуждает дело и голосует за ту или иную рекомендацию министерству. По окончании голосования вызванный (и представитель заявителей) приглашаются в зал для оглашения рекомендации президиума.

Рассмотрение вызывных дел президиумом нередко затягивается на несколько часов. По завершении этих дел президиум, как правило, рассматривает вопросы о диссертационных советах (создание, приостановка, закрытие, изменение состава) и журналах списка ВАК. Далее следует рассмотрение стандартных (невызывных) аттестационных дел соискателей. Это довольно рутинный процесс, по умолчанию подразумевающий одобрение президиумом рекомендаций экспертных советов. В редких случаях он прерывается вопросами членов президиума, обративших внимание на странное название работы, неудачную формулировку ее научной новизны или же неоднозначное голосование членов диссертационного совета. Как правило, сотрудник секретариата в течение минуты-двух зачитывает краткую справку по аттестационному делу, председательствующий на заседании спрашивает, есть ли у членов президиума вопросы, и если вопросов нет, то дело считается одобренным и президиум переходит к следующему. В английском языке для таких случаев есть хорошая метафора — rubber stamp (по-русски «резиновая печать»).

III. Проблемы в работе ВАК

Я далек от того, чтобы представить исчерпывающий анализ всех проблем, с которыми сталкивается ВАК в своей работе. Поэтому выделю три ключевые, на мой взгляд, проблемы.

1) Число рассматриваемых дел на каждом заседании огромно, а информация для квалифицированного принятия решений ограничена.

Повестка ближайшего заседания каждой секции становится известна за 2−3 дня до пятницы, обычно в среду. В ней указан список дел к рассмотрению, включая, помимо приходящих из диссоветов обычных дел о присвоении ученой степени, дела о лишении ученой степени, вопросы утверждения и изменения составов диссоветов, включения журналов в список ВАК и др. Стандартные дела (присвоение степени по результатам защиты) сгруппированы по экспертным советам — по экономическим наукам, по педагогике и психологии, по политологии и т. д.

По этим делам в рассылаемой повестке фигурируют ФИО диссертантов и электронный адрес объявления о защите. Теоретически это дает возможность членам секции президиума ознакомиться с диссертациями. На практике это затруднено по причине большого числа аттестационных дел и небольшого временного интервала от получения повестки до заседания. Например, на заседании секции президиума по гуманитарным и общественным наукам 15 февраля 2019 года в повестке значились 72 стандартных аттестационных дела, а сама повестка была выслана членам президиума только 13 февраля в 15:55 по московскому времени, то есть за полтора дня до заседания.

По делам о лишении ученой степени повестка еще более лаконична. В ней указаны лишь имена заявителей и имена кандидатов/докторов наук, против которых подано заявление. Больше никаких материалов, включая ссылки на внешние ресурсы, где можно было бы почерпнуть какую-либо информацию по этим делам, нет. Таким образом, если член Президиума в течение полутора дней до заседания не проявит личной инициативы по поиску дополнительной информации касательно ЗоЛУСов (в Интернете, через коллег и т. п.), он явится на заседание президиума абсолютно неподготовленным и фактически будет вынужден принимать решение на слух или же после поверхностного знакомства с материалами дела. И вот почему.

Перед началом заседания на столах, занимаемых членами президиума, оказываются материалы для рассмотрения. Как правило, это стопка листов А4 высотой 5−7, иногда 10 см и более. Документы распечатаны по две страницы на каждой стороне листа, то есть лист А4 вмещает четыре страницы текста. Стандартные дела умещаются, как правило, на 3−4 листах (включая заключение экспертного совета) или на 12−16 страницах текста. Дела о лишении ученой степени намного объемнее, поскольку содержат текст ЗоЛУСа, стенограмму рассмотрения дела диссертационным советом, результаты рассмотрения дела экспертным советом. Нередко одно дело занимает более десяти листов А4 (40 страниц текста). Предполагается, что с содержанием этих пачек бумаг члены президиума успевают познакомиться (и вникнуть в детали каждого дела) непосредственно на заседании. При десяти и более вызывных делах (например, в повестке заседания секции президиума по гуманитарным и общественным наукам 19 апреля 2019 года значилось пятнадцать вызывных дел о лишении ученой степени) это едва ли возможно.

Практически те же проблемы (недостаток времени на качественный и неформальный анализ огромного числа аттестационных дел и дел о лишении ученых степеней, отсутствие полноценного электронного документооборота, отсутствие возможности проводить заочные заседания и т. п. ) возникают и в работе экспертных советов. Об этом известно давно, в том числе благодаря деятельности Совета по науке при Минобрнауки [2] Но по большому счету воз и ныне там.

2) Слабые стимулы членов ВАК и экспертных советов к качественной экспертизе.

И ВАК, и его экспертные советы формируются из списка кандидатов, выдвигаемых РАН, вузами и иными научно-исследовательскими организациями. Для членов ВАК и его президиума не предусмотрено какого-либо вознаграждения, несмотря на тяжелую и требующих значительных затрат времени и сил работу по анализу многочисленных аттестационных дел (разумеется, если к этой работе не подходить чисто формально). Более того, для иногородних членов ВАК не предусмотрено даже возмещение командировочных расходов со стороны Минобрнауки. Эти расходы по сложившейся практике несут организации, делегировавшие своих представителей в комиссию.

Подобная ситуация характерна и для экспертных советов ВАК. До 2013 года работа членов экспертных советов оплачивалась, но по чрезвычайно низким расценкам (почасовая ставка равнялась 330 руб.), и плата была полностью отменена постановлением правительства № 842 от 24 сентября 2013 года.

Эти факты свидетельствуют по меньшей мере о недостаточной мотивации членов ВАК и экспертных советов к качественной экспертизе диссертационных работ. И, вероятно, о возможных злоупотреблениях. Не так давно на возможность появления теневых механизмов, приводящих к необъективному рассмотрению аттестационных дел и махинациям при присуждении ученых степеней, указывал и ныне действующий председатель ВАК В.М. Филиппов [3]. О проблеме известно давно, но она не решается.

3) Члены президиума зачастую не могут сформировать собственного квалифицированного мнения по рассматриваемым делам.

В каждую секцию президиума входят несколько десятков специалистов, представляющих разные области науки. Например, в секции по гуманитарным и общественным наукам в примерно равных пропорциях представлены филологи, социологи, политологи, историки, философы, юристы и экономисты. Решения принимаются простым большинством голосов присутствующих на заседании президиума. Теперь представим себе ситуацию, когда решается вопрос о соответствии/несоответствии какой-то диссертации в узкой области права или в области математических методов исследования экономики паспорту специальности. Каким образом голосуют, скажем, филологи или историки? Нетрудно догадаться, что в большинстве подобных случаев самостоятельного мнения они сформировать не могут. Как показывает практика, ориентируются члены президиума на заключение профильного экспертного совета и на позицию председательствующего на заседании, если она в достаточной мере акцентирована. Непредвзятость и добросовестность обоих становится ключевым фактором принятия качественных решений президиумом.

К сожалению, практика работы президиума показывает, что эти важнейшие принципы соблюдаются экспертными советами и председательствующими далеко не всегда. Рассмотрение целого ряда дел указывает на признаки манипулирования президиумом. Далее я остановлюсь на четырех нашумевших делах с акцентом на том, что происходило в зале заседания Президиума ВАК.

IV. Рассмотрение на президиуме некоторых резонансных дел

1) Дело В.Р. Мединского, рассмотрено президиумом 20.10.2017. Владимир Ростиславович Мединский — доктор политических наук, доктор исторических наук, министр культуры РФ с 2012 года.

Это дело любопытно прежде всего тем, что является едва ли не единственным, по которому — в силу уникальных обстоятельств — доступна полная стенограмма заседания Президиума ВАК. Это следствие опрометчивости представителей Минобрнауки, которые в ходе судебного заседания по следам рассмотрения дела г-на Мединского президиумом (иск К.Ю. Ерусалимского к Минобрнауки в связи с нарушением Положения о ВАК в части несоздания комиссии, предусмотренной п. 20 Положения) умудрились сослаться на стенограмму заседания президиума, которая была тут же истребована судом. Хоть и с заметным лагом, стенограмма стала доступна общественности. С ней и сейчас можно ознакомиться на сайте «Диссернета» [4].

В отличие от большинства заявлений о лишении ученой степени (ЗоЛУСов), подаваемых представителями «Диссернета» и акцентирующих факты некорректных заимствований (плагиата), претензии к диссертации министра культуры были выдвинуты группой историков (В.Н. Козляков, К.Ю. Ерусалимский, И.Ф. Бабицкий), посчитавших ее ненаучной. В частности, в ЗоЛУСе прямо сказано, что докторскую диссертацию г-на Мединского по истории «в принципе нельзя считать историческим исследованием — настолько она пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета» (с. 1−2). Ознакомиться с заявлением о лишении ученой степени можно по ссылке [5].

Краткая хронология рассмотрения этого дела следующая. ЗоЛУС был изначально направлен Минобрнауки на экспертизу в диссертационный совет Уральского федерального университета (г. Екатеринбург), но вскоре был из него отозван по причине нарушения сроков рассмотрения дела. Далее ЗоЛУС был направлен в диссертационный совет МГУ, который, однако, отказался рассматривать дело по существу (сославшись на отсутствие обвинений в плагиате). В результате ЗоЛУС был передан на рассмотрение диссертационного совета по истории Белгородского государственного университета, давшего положительное заключение по диссертации г-на министра. Далее дело попало в экспертный совет ВАК по истории, который, подробно изучив все аргументы сторон, в том числе заключение диссовета Белгородского университета, в октябре 2017 года подавляющим большинством голосов проголосовал за отрицательную рекомендацию по диссертации г-на Мединского, предложив лишить его ученой степени доктора исторических наук. Текст заключения размещен по ссылке [6].

Заседание Президиума ВАК состоялось 20 октября 2017 года и вызвало заметный ажиотаж. У здания Минобрнауки на Люсиновской, 51 с самого утра образовалось скопление журналистов.

Само заседание проходило в очень нервозной обстановке (которую стенограмма отражает лишь отчасти) и под явным прессингом председательствующего В.М. Филиппова. В частности, председательствующий снял с рассмотрения два из трех вопросов заявителей; неоднократно подчеркивал, что поддержавший ЗоЛУС экспертный совет находится в меньшинстве (по мнению председательствующего, диссоветы МГУ и Белгородского университета поддержали министра и лишь один только экспертный совет ВАК по истории высказался против); санкционировал выступление на заседании Президиума ВАК заранее приглашенных сторонних экспертов, поддержавших г-на Мединского; изменил порядок постановки на голосование альтернативных вариантов решения (как правило, на заседаниях Президиума ВАК первым ставят на голосование предложение экспертного совета, а потом альтернативы; здесь же по непонятной причине первым была проголосована позиция Белгородского университета). Наконец, Положение о ВАК обязывает в случае расхождений рекомендаций президиума и экспертного совета создавать согласительную комиссию. Этого также не было сделано. Грубые нарушения порядка организации работы и проведения заседания были подчеркнуты в заявлении членов ВАК и экспертных советов ВАК, с которым можно ознакомиться по ссылке [7].

Как известно, президиум в итоге проголосовал за сохранение ученой степени министру. В поддержку ЗоЛУСа и мнения экспертного совета по истории проголосовало шесть человек. Это дело стало ярким примером того, как, сталкиваясь с серьезным давлением извне и изнутри ВАК, в том числе со стороны председательствующего на заседании, президиум голосует против четко аргументированного мнения экспертного совета.

2) Дело Ю.А. Антохиной, рассмотрено президиумом 16.02.2018. Юлия Анатольевна Антохина — доктор экономических наук, профессор, ректор Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения с 2014 года.

Это дело рассматривалось в феврале 2018 года, когда в рамках ВАК функционировало два экспертных совета по экономике — Экспертный совет по экономической теории, финансам и мировой экономике и Экспертный совет по совет по отраслевой и региональной экономике (радикально обновленные и объединенные весной 2018 года в Экспертный совет по экономическим наукам). Экспертный совет по отраслевой и региональной экономике снискал себе печальную славу яростного защитника диссертаций со множественными некорректными заимствованиями [8]. Дело г-жи Антохиной стало одним из последних громких кейсов этого экспертного совета.

На сайте «Диссернета» дело можно найти по ссылке [9]. Основная претензия, сформулированная в ЗоЛУСе, — некорректные заимствования из 11 источников на 48 страницах диссертации. Кейс стал ярким примером агрессивной защиты диссертанта со стороны экспертного совета с применением всех возможных методов, включая откровенную демагогию, равно как и давление на президиум со стороны председательствующего.

Об уровне дискуссии свидетельствует такой факт. На нескольких страницах диссертации, защищенной в 2014 году, приведена классификация задач математического программирования, практически идентичная классификации другого автора (назовем его К.), напечатанной в некоем научном журнале в 2004 году (работа имеется в РИНЦ). Более того, классификация не является общим местом в диссертации, а упомянута в выводах и результатах к ее пятой главе: «Определены виды Парето-оптимальных решений векторных задач — ПОРВЗ, предложена их классификация и разработан алгоритм поиска» (диссертация, с. 231, п. 6).

В ряду прочих текстуальных совпадений совпадения текста диссертации с текстом К. обнаружены заявителями о лишении ученой степени и отмечены в ЗоЛУСе. Но экспертный совет по экономике фактически закрыл глаза на этот факт. На вопрос члена Президиума ВАК, почему такое заимствование текста К. сочтено правомерным ЭС признает, что да, текст действительно заимствован, но не у К., а у другого автора, у которого в свое время позаимствовал его сам К. Таким образом, по мнению экспертного совета, нет оснований утверждать, что диссертант позаимствовал текст у К., что указано в ЗоЛУСе! Иными словами, рассмотрение вопроса по существу — о наличии в диссертации чужого текста, да еще и упомянутого в выводах и результатах к одной из глав диссертации, — подменяется дискуссией о том, правильно ли заявители указали первоисточник заимствования! Но ведь сути дела это не меняет: текст-то чужой и некорректное заимствование налицо!

В этот момент инициативу берет председательствующий В.М. Филиппов и под предлогом того, что кейс с заимствованием К. или у более раннего источника вообще не отражен в ЗоЛУСе («Почему мы это обсуждаем? Я не вижу упоминания К. в оригинальном заявлении!»), прекращает дискуссию и требует не принимать во внимание всё предшествующее обсуждение. В такой ситуации необходима быстрая реакция членов президиума — если они не отреагируют мгновенно, выразив протест (а для этого необходимо очень хорошо ориентироваться в многостраничном тексте ЗоЛУСа, что для большинства участников заседания, видящих документы впервые, почти нереально), вопрос с подачи председательствующего снимается с рассмотрения. Что и произошло в данном случае.

Предвзятая позиция председательствующего проявилась также в одергивании представителя заявителей, которому не была дана возможность задать три вопроса диссертанту (как уже говорилось, это единственное, что позволено заявителям по регламенту; вводить президиум в суть дела о лишении ученой степени они не вправе). На втором вопросе представитель заявителей был прерван председательствующим, лишен слова и удален из зала заседаний.

Ответы самой г-жи Антохиной на вопросы членов президиума строились по одной общей схеме: подобный вопрос уже задавался экспертным советом, я на него ответила на заседании экспертного совета, и экспертный совет моим ответом остался удовлетворен. Поэтому повторяться не имеет смысла.

Наконец, имела место поддержка со стороны заинтересованных членов ВАК. В данном случае на заседание президиума явился ректор Санкт-Петербургского государственного экономического университета (и, по счастливому стечению обстоятельств, член ВАК, хотя и не его президиума). Именно диссертационный совет СПбГЭУ в 2014 году присудил г-же Антохиной докторскую степень. Суть выступления ректора Максимцева в защиту диссертанта сводилась к тому, что «Диссернет» сознательно выдвигает претензии к «талантливым управленцам», чтобы привлечь к себе внимание. Таким образом, внимание членов президиума было переключено на (истинные или мнимые) мотивы обращения «Диссертнета» с заявлением о лишении г-жи Антохиной ученой степени.

Вследствие ангажированной позиции экспертного совета, давления со стороны председательствующего и вмешательства заинтересованных в положительном исходе дела членов ВАК президиум отклонился от рассмотрения вопроса по существу и рекомендовал сохранить Ю.А. Антохиной ученую степень.

3) Дело Д.Д. Цыренова, рассмотрено президиумом 22.03.2019. Даши Дашанимаевич Цыренов кандидат экономических наук, заведующий кафедрой эконометрики и прикладной экономики Бурятского государственного университета, заместитель директора Института экономики и управления БГУ по профориентационной работе.

Г-н Цыренов защитил свою кандидатскую диссертацию в 2012 году в возрасте 23 лет. Согласно заявлению «Диссернета» о лишении ученой степени от 2017 года, в диссертации были найдены обширные заимствования из трудов Петра Анисимова, Альбины Шайдуллиной, Алексея Буркова, Долгормы Цыденовой и других, всего более чем на полусотне страниц. Кейс размещен на сайте «Диссернета» [10].

В мае 2018 года диссертационный совет при РЭУ им. Г.В. Плеханова согласился с позицией заявителей о многочисленных некорректных заимствованиях в диссертации г-на Цыренова и рекомендовал лишить его ученой степени. Дело ушло в экспертный совет ВАК по экономическим наукам, и на этом этапе неожиданно появились две книги г-на Цыренова, материалы которых были якобы использованы им при написании диссертации. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что книги были (или же не были?) изданы в 2003 и 2005 годах, когда соискателю было 15 и 17 лет соответственно, в монгольском издательстве «Адмон», архив которого не сохранился. Существенно, что сами книги не вошли не только в автореферат, но и в список литературы самой диссертации, защищенной в 2012 году.

Итого: если две книги были действительно написаны, причем именно в 2003 и 2005 годы, то по меньшей мере значительная часть претензии к г-ну Цыренову касательно плагиата работ других ученых должна быть снята, поскольку книги подтверждают его приоритет. Но здесь начинается интересное. Например, книга, якобы изданная в 2005 году, на с. 75 цитирует «Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года», которая была утверждена правительством РФ только в 2008 году, причем президентское поручение о ее подготовке было дано только в 2006 году. Получается, что 17-летний юноша предвосхитил ход мыслей, распоряжения и указания президента и правительства РФ.

Экспертный совет по экономическим наукам, тщательно взвесив все аргументы заявителей и диссертанта, 20 декабря 2018 года принял решение рекомендовать ВАК лишить г-на Цыренова ученой степени, и 22 марта 2019 года дело попало на Президиум ВАК.

Выступавший от экспертного совета по экономике проф. Харламов не стал вводить членов Президиума ВАК в курс дела о плагиате, о том, сколько страниц и из каких источников предположительно заимствованы диссертантом. Вместо этого он сразу же стал рассуждать о проблеме датировки двух книг. Это ввело многих членов президиума, не успевших толком ознакомиться с делом, в замешательство: какое отношение к делу о некорректных заимствованиях имеют книги, давным-давно изданные (или не изданные) в Монголии? Интересно, что уточняющие вопросы председательствующего В.М. Филиппова о том, на каких страницах диссертации г-на Цыренова экспертный совет нашел плагиат и из каких работ, проф. Харламова оставил без адекватного ответа. В целом его выступление было исключительно плохо подготовлено.

Далее в зал заседаний президиума пригласили г-на Цыренова. В нарушение сложившейся практики председательствующий позволил г-ну Цыренову выступить с речью, в которой тот поделился фактами о своем тяжелом детстве — ранней потере отца, не позволившей ему поехать на учебу в Монголию и продолжить научную карьеру за пределами Бурятии, — а также о попытке развивать науку вдалеке от крупных научных центров. Тем самым внимание членов президиума было вновь отвлечено от сути претензий «Диссертнета» к работе г-на Цыренова.

После выхода г-на Цыренова из зала заседаний председательствующий В.М. Филиппов фактически возложил вину за нарушения в работе над диссертацией на научного руководителя. Последовавшее обсуждение членами президиума то и дело скатывалось к сочувственным высказываниям по поводу непростой судьбы молодого бурятского ученого.

Наконец председательствующий грубо нарушил правила принятия решений ВАК на этапе подсчета голосов. Решение считается принятым, если за него проголосовало более половины членов ВАК, участвующих в заседании президиума. В заседании участвовали шестнадцать человек. За лишение было четыре человека. А сколько голосов было подано против, элементарно не было подсчитано. Председательствующий лишь заявил, что их «больше, чем за». Голоса воздержавшихся тоже никто не считал.

Примечательно, что после оглашения — в присутствии г-на Цыренова — решения президиума В.М. Филиппов по-отечески пожурил молодого ученого, строго велев ему извлечь уроки из решений диссертационного совета и экспертного совета.

Через несколько дней после этого скандального решения президиума мной была подана жалоба на имя замминистра Г. В. Трубникова по поводу нарушений процедуры рассмотрения дела г-на Цыренова. Резолюцией замминистра дело вернулось в Президиум ВАК. На заседании Президиума 19 апреля 2019 года председательствующий В.М. Филиппов без детального информирования о подоплеке дела (ссылаясь лишь на резолюцию замминистра Г. В. Трубникова) предложил вернуть его в экспертный совет по экономическим наукам. Президиум с этим согласился без обсуждения. Дело Цыренова повторно рассмотрит уже новый состав ВАК.

4) Дело К.Г. Прокофьева, рассмотрено президиумом 19.04.2019. Прокофьев Константин Георгиевич, кандидат юридических наук, до недавнего времени — и.о. ректора Курганского государственного университета.

Дело в отношении и.о. ректора Курганского университета тянулось с ноября 2017 года, когда представителями «Диссернета» был направлен в Минобрнауки соответствующий ЗоЛУС. Суть дела хорошо изложена в многочисленных публикация в прессе, равно как и на сайте «Диссернета». Вкратце: в диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, защищенной в диссовете при Московском гуманитарном университете в 2014 года, обнаружились многочисленные заимствования из источников, опубликованных несколькими годами ранее, а именно в 2011 и 2012 годах. В качестве оправдания (доказательства приоритета своего авторства) г-ном Прокофьевым была представлена монография, якобы изданная в 2010 году. Существенно, что текст монографии 2010 года изобилует отсылками к законодательству, принятому в 2012—2013 годах, равно как и другими фактами, относящимися к более позднему — по сравнению с указанной датой издания книги — периоду. С деталями кейса можно ознакомиться по ссылкам [11] и [12].

ЗоЛУС в отношении г-на Прокофьева был изначально направлен в диссертационный совет при РУДН, а затем — ввиду допущенных советом при рассмотрении дела процедурных нарушений — в диссертационный совет при Саратовской государственной юридической академии. В обоих случаях ЗоЛУС был признан необоснованным. К такому же выводу пришел и экспертный совет ВАК по праву. С такой историей дело г-на Прокофьева попало в апреле 2019 года в Президиум ВАК.

Это дело примечательно прежде всего эшелонированной обороной и ангажированной позицией экспертного совета ВАК по праву, яростно защищавшего г-на Прокофьева. На амбразуру кинулась сама глава экспертного совета Елена Юрьевна Грачева, первый проректор Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина. Ничтоже сумняшеся она заявила, что экспертный совет не видит оснований для лишения г-на Прокофьева ученой степени, так как бесспорных доказательств, что его монография была издана после 2010 года, нет.

Поскольку часть членов президиума была подготовлена к рассмотрению этого кейса, в адрес г-жи Грачевой посыпались неудобные вопросы типа «Каким образом в книге 2010 года издания могли быть отсылки к решению Конституционного суда от 2013 года?» или же «Каким образом в изданной в 2010 году книге указано количество политических партий, соответствующее ситуации не 2010 года, а 2012 года, после либерализации требований закона к минимальному количеству членов партий?». Ответы в стиле «Количество партий можно считать по-разному, поэтому можно сказать, что и в 2010 году в России существовали десятки партий», а «Судьи Конституционного суда при вынесении решений могут принимать во внимание ранее сформулированную позицию ученых юристов» (при том что само рассмотренное Конституционным судом дело возникло после заявленной даты выхода книги в свет, т. е. после 2010 года) показали ангажированность экспертного совета и лично ее главы.

Среди членов президиума возник ропот и комментарии о том, что в этом деле уж слишком много странных нестыковок. Возмущение среди членов президиума вызвала и совершенно не относящаяся к делу ремарка г-жи Грачевой, что в адрес экспертного совета поступило обращение от ветеранских организаций Курганской области в поддержку и.о. ректора Прокофьева.

Гвоздем в крышку гроба диссертации г-на Прокофьева стало подписанное вице-президентом РАН А.Р. Хохловым письмо-заключение Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований. Проведенная по поручению этой комиссии экспертиза показала, что книга не могла появиться ранее 2012−2013 годов, т. е. авторство приведенного в ней текста принадлежит не г-ну Прокофьеву, а другим юристам. Несмотря на попытки председательствующего В.М. Филиппова дезавуировать значение этого письма (на том основании, что его регистрация в Минобрнауки затянулась, оно не имеет официального статуса и не может быть приобщено к делу), несколько членов президиума указали, что игнорирование Президиумом ВАК заключения Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований и оправдание г-на Прокофьева чревато грандиозным скандалом. В этой ситуации В.М. Филиппову не оставалось ничего иного, кроме как предложить вернуть дело в экспертный совет по праву с тем, чтобы последний рассмотрел заключение комиссии РАН.

Как известно, вскоре после этого (и не дожидаясь решения ВАК по диссертации) г-н Прокофьев покинул пост ректора «по соглашению сторон». Заявление о лишении ученой степени, оставшееся в ВАК, будет теперь рассмотрено новым составом комиссии.

5) Закрытие диссертационного совета по экономике Стандартинформа, 17.11.2018 [13].

Про диссовет Стандартинформа написано очень много. Его закрытие стало важной победой «Диссернета». Спусковым крючком стало обращение курирующего ВАК замминистра Г. В. Трубникова «в связи с систематическими нарушениями в деятельности совета», которое легло на хорошо подготовленную почву.

На ноябрьском 2017 года заседании президиума возникла очередная длительная перепалка между членами президиума и представителями (к настоящему времени почившего в бозе) Экспертного совета по отраслевой и региональной экономике (председатель — Б.Н. Порфирьев) как раз по поводу защит в диссовете Стандартинформа. В ходе этой перепалки члены Президиума в очередной раз увидели, что с диссоветом что-то не так и необходимо срочно принимать меры. Кроме того, строго нейтральную позицию во время всего ноябрьского заседания занимал председательствовавший В.М. Филиппов (что было отчетливо видно на фоне предвзятого ведения им октябрьского заседания, где рассматривался кейс министра культуры).

Проблемы диссовета Стандартинформа на ноябрьском заседании начались с того, что с октябрьского заседания в ВАК были вызваны все клиенты «Диссернета», даже те, кто был оправдан диссоветами и экспертными советами. На октябрьском заседании В.М. Филиппов предлагал пропустить эти дела по-быстрому (отказ в ЗоЛУСе от диссовета + отказ от экспертного совета = ВАК оставляет ученую степень без детального рассмотрения). Однако члены президиума настояли на вызове всех клиентов «Диссернета», сославшись на тот факт, что, как видно в случае с только что рассмотренным делом В.Р. Мединского, президиум далеко не всегда соглашается с мнением экспертного совета. Поэтому нельзя исключать, что президиум не согласится с мнением экспертного совета и по диссернетовским делам. Председательствующий В.М. Филиппов, находившийся в благодушном настроении после благоприятного исхода по делу министра культуры, с этим согласился.

Клиенты «Диссернета», прежде оправданные экспертным советом по отраслевой и региональной экономике и вызванные на ноябрьское заседание президиума, на заседание не явились. Как выяснилось, они не являлись также и на заседания экспертного совета (и, несмотря на это, были оправданы). Кто-то из президиума предложил, что в случае неявки по вызовам в диссовет и экспертный совет, необходимо лишать провинившихся ученой степени автоматически. На что В.М. Филиппов заметил, что так нельзя, люди могут болеть и т. п.

Мы же не знаем точно, почему они не явились и не ответили на вызов в ВАК.

Последовавшие выступления представителей Экспертного совета по отраслевой и региональной экономике по вызывным делам напоминали проповеди (кто когда-либо слышал выступления проф. Нижегородцева, поймет, о чем речь). Все клиенты «Диссернета» поголовно оправданы экспертным советом. А основными аргументами для оправдания были совместные публикации (при этом не упомянутые ни в автореферате, ни в диссертации), совместное авторство, которое невозможно разделить, а также тот факт, что масштабные заимствования (пересечения текстов) ну никак не влияют на научную новизну работ. Две работы идентичны на 70% и более, но вот научная новизна у них совершенно разная (любимый аргумент проф. Нижегородцева).

Далее последовали неудобные вопросы от членов президиума в адрес экспертного совета. Была дана ссылка на конкретную страницу диссертационного дела г-на Рыцева, где были приведены (дословно) абзацы из дела диссертанта и другой, ранее защищенной диссертации, при этом полностью совпадавшие, с просьбой к экспертному совету назвать совместную публикацию, в которой имеется именно этот текст. Представитель экспертного совета, очевидно, растерялся. В дискуссию немедленно и эмоционально вступил председатель экспертного совета проф. Порфирьев, заявивший, что ЭС делает свою работу добросовестно, тратит массу времени, но бремя поиска источников таких совпадений по каждому мелкому кейсу нести не может. И в очередной раз посетовал на отсутствие процедуры принятия решений в случаях неразделяемого авторства. На каком основании лишать ученой степени? Ведь есть совместные труды (хотя и не указанные ни в диссертации, ни в автореферате, а чудесным образом предъявленные лишь к рассмотрению ЗоЛУСов).

Председательствующий В.М. Филиппов неожиданно дает отмашку рассмотреть вызывные дела самым тщательным образом. Возможность высказаться получили все члены президиума. Несмотря на отсутствие вызванных, два вызывных дела рассматривали очень долго. Члены ВАК в очередной раз устали от Стандартинформа, проповедей проф. Нижегородцева и реплик проф. Порфирьева. В итоге две защищенных в Стандартинформе диссертации со скрипом утвердили, но диссовету сделали замечание. Смысл его сводился к тому, что диссовет пропускает множество диссертаций одной и той же научной школы, текстуально совпадающие на 50 и более процентов и не удосуживается поставить вопрос о корректном оформлении совпадающих фрагментов и наличия ссылок на совместные работы, в итоге вынуждая ВАК тратить время на рассмотрение таких дел.

Примерно через час после этого на президиум было вынесено обращение замминистра Г. В. Трубникова по диссовету Стандартинформа. Секретарь зачитала суть обращения, где упомянуты систематические нарушения в деятельности совета в части сроков рассмотрения ЗоЛУСов. Немедленно у микрофона оказываются г-н Ломакин (член экспертного совета и по совместительству заместитель председателя диссовета Стандартинформа) и г-н Нижегородцев, прося слова. Из президиума был задан вопрос председательствующему: «А на каком основании мы должны их слушать? Какое отношение к представлению замминистра имеет экспертный совет?» Г-н Ломакин в микрофон: «В коридоре стоит представитель диссовета Стандартинформа, который готов объяснить причины задержки. Он продемонстрирует, что это сам „Диссернет“ сознательно тянет время рассмотрения дел». Члены президиума — председательствующему: «Это — прецедент. Когда мы решаем судьбу диссоветов, мы никогда не выслушиваем их представителей. С чего бы в этот раз?» Председательствующий В.М. Филиппов членам президиума: «Хорошо, давайте так. Коллеги (Ломакин и Нижегородцев), присядьте, мы сейчас послушаем разъяснение министерства, если у членов президиума будут к вам (и диссовету Стандартинформа) вопросы, мы вас выслушаем».

Выступили два представителя министерства. По их словам, министерство завалено жалобами по поводу срыва сроков рассмотрения ЗоЛУСов в диссовете Стандартинформа: «Вот, посмотрите сами, иногда дела тянутся по два года. И самое плохое, пошли обращения в прокуратуру, которая то ли начала, то ли грозится начать проверки в министерстве. В общем, ситуация ненормальная. Надо что-то делать».

Председательствующий В.М. Филиппов: «Коллеги, как нам поступить? У членов президиума есть вопросы к министерству или диссовету Стандартинформа? Вопросов нет. Тогда речь, видимо, может идти либо о приостановке, либо о закрытии диссовета. Давайте проголосуем». Г-да Ломакин и Нижегородцев бегут к микрофону, на что один из членов президиума мгновенно заметил, что слова им никто не давал и по регламенту оно не положено (так как у членов президиума не оказалось вопросов к диссовету Стандартинформа!).

В итоге председательствующий В.М. Филиппов поставил вопрос на голосование без выступления представителей диссовета. За приостановку деятельности диссовета проголосовало 5 человек, за закрытие — 10. Было видно невооруженным глазом, что президиум устал от диссовета Стандартинформа и с удовольствием от него отделался как только появился повод. Всего в это время на заседании присутствовало 18 человек, решение принято.

Диссовет Стандартинформа был закрыт Приказом Минобрнауки России № 1131/нк с 25 декабря 2017 года [13].

А.А. Муравьев,
PhD, доцент департамента экономики Школы экономики и менеджмента
Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ

1. gazeta.ru/science/news/2017/05/26/n_10 096 313.shtml

2. scientificrussia.ru/articles/ekspertnye-sovety-vak

3. ria.ru/20 130 326/929081531.html

4. wiki.dissernet.org/tools/vsyakosyak/Stenogram-VAK-Medinsky.pdf

5. dissernet.org/publications/v_podderzhku_zolus_medinsky.htm

6. dissernet.org/publications/vak_ec_medinsky.htm

7. onr-russia.ru/content/VAK_Medinsky

8. dissernet.org/publications/o_ec_vak_po_economicheskim_naukam.htm

9. dissernet.org/expertise/antokhinayua2014.htm

10. dissernet.org/expertise/cyrenovdd2012.htm

11. dissernet.org/expertise/prokofievkg2014.htm

12. dissernet.org/publications/vak19042019.htm

13. dissernet.org/publications/trv_standartinform.htm

Александр Муравьев

Похожие новости

  • 30/05/2019

    В Минобрнауки отреагировали на заявления «Диссернета» о нелегитимности нового состава ВАК

    ​В Министерстве науки и высшего образования РФ заявили, что новый состав Высшей аттестационной комиссии утвержден согласно положению, принятому Правительством РФ в 2016 году, которое не распространяется на работу членов комиссии до его принятия.
    379
  • 30/05/2019

    Об итогах работы ВАК прошлого состава и новых задачах – в интервью Владимира Филиппова

    ​На сайте Правительства РФ было опубликовано распоряжение о новом составе ВАК при Минобрнауки России. Последовали запросы от СМИ с просьбой прокомментировать, в том числе – эмоциональные оценочные суждения от Диссернета о нелегитимности ВАК.
    480
  • 05/09/2019

    Состав ВАК защитили от борцов с плагиатом

    Верховный суд РФ отказался принять к рассмотрению иски «Агоры» и «Диссернета», которые требовали признать недействительным новый состав Высшей аттестационной комиссии (ВАК). Заявители утверждают, что правительство весной переназначило 17 членов ВАК в нарушение закона, запрещающего пребывание в комиссии более чем два срока.
    152
  • 29/08/2019

    Что нового в новых рекомендациях ВАК

    ​В конце июня Высшая аттестационная комиссия при Министерстве науки и высшего образования выпустила очередные рекомендации по итогам своего пленума. Обязательными включенные в них требования станут, когда (и если) ведомство выпустит на их основе приказы.
    282
  • 03/07/2019

    Руководитель ВАК и РАН прокомментировали конфликт между ведомствами

    ​События вокруг Высшей аттестационной комиссии (ВАК) заставили ученых в очередной раз задуматься о том, насколько эффективно она может выполнять свою главную функцию - защитить науку от фальсификаторов.
    445
  • 20/08/2019

    Минобрнауки высказало замечания к работе более 320 диссертационных советов

    ​Свыше 320 диссертационных советов из 1781 не достигли в 2018 году установленных дорожной картой критериев, главное замечание - низкое число опубликованных научных статей членами диссертационных советов.
    289
  • 14/03/2019

    Михаил Котюков надеется, что на целевое обучение поступят не менее 10% выпускников

    ​Министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков выразил надежду, что не менее 10% выпускников школ будут иметь договоры на программы целевого обучения в рамках реализации национального проекта "Образование".
    533
  • 21/04/2017

    Что отразил публикационный рейтинг

    Недавно в "Поиске" было напечатано интервью с проректором Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, председателем Совета по науке при Минобрнауки РФ, членом Научно-координационного совета ФАНО академиком Алексеем Хохловым ("У зеркала", № 11, 2017).
    1920
  • 15/02/2019

    Вузы РФ будут внедрять накопленные в ходе «Острова 10-22» навыки

    ​Российские вузы будут внедрять накопленные в ходе образовательной программы "Остров 10-22" навыки "сразу с колес", рассказал в интервью РИА Новости в рамках Российского инвестиционного форума министр науки и высшего образования России Михаил Котюков.
    764
  • 25/01/2019

    Расходы на науку должны составлять не менее 2% от ВВП, заявил Михаил Котюков

    ​​Расходы на науку в России должны возрасти вдвое - до уровня минимум 2% от ВВП, заявил министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков 25 января на встрече со студентами и молодыми учеными в Новосибирском госуниверситете (НГУ).
    668