Сегодня многие университетские библиотеки стали эффективными партнёрами вузов по сопровождению образовательно-исследовательской деятельности, центрами притяжения городских сообществ, настоящими интеллектуальными и культурными пространствами. 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami.-1jpg 

 
#следуйзанами — призыв к университетским библиотекам двигаться по пути развития, создавать новые смыслы, становиться актуальными и востребованными в эпоху цифровизации и интеграции. Под таким девизом в Томске в рамках проекта «Большой университет» состоялся форум, организованный Томским государственным и Томским политехническим университетами. Участники обсудили деятельность библиотек в условиях пандемии и дистанционного формата работы, реализацию третьей миссии университетов и вузовских библиотек, ключевые компетенции сотрудников, новые форматы работы с пользователями и другие актуальные вопросы. 

По общепринятому определению, ИТ — это процессы и методы обработки информации. Объём знаний, требующийся библиотекарю, с каждым годом расширяется. Однако проанализировать, на каком мы сейчас этапе, насколько необходимо то или иное нововведение читателю, способны далеко не все. Проблему ИТ-компетентности современного специалиста в сфере информационно-библиотечного обслуживания обозначил директор ГПНТБ России Александр КАРАУШ.  

 
 un-biblioteka-sleduy-za-nami-karaush 

 

 
— Важный вопрос — безопасность персональных данных. Мы уже практически передали в Интернет свой цифровой профиль, за нами тянется цифровой след, ещё немного, и цифровые двойники нас заменят. Во всём этом библиотекари должны хотя бы ориентироваться. 

Следующая тема — авторское право. Те моменты, которые нам кажутся сами собой разумеющимися, в законодательном поле рассматриваются совсем иначе. Обладаете ли вы по-настоящему памятью смартфона или ноутбука? Владеете ли информацией, которую вам перевёл «Яндекс» или Google? Что будут за нас делать роботы и кому станет принадлежать результат? Многие библиотеки вузов являются консультантами преподавателей по вопросам авторского права и технологиям патентования. В этой сфере начинают активно применяться блокчейн и электронно-цифровая подпись, и важно понимать, как это работает. 

Для публичных библиотек серьёзная проблема — разграничение ресурсов по возрастным категориям читателей. С расстановкой фонда вопрос законодательно решён, а как быть с цифровым контентом? 

Библиотекарь должен разбираться в принципах написания интерфейсов информационных систем, изучать дизайн и эргономику визуальных систем управления ИТ. Важно понимать логику современных пользователей «задача — кнопка — результат». У читателя есть конкретный запрос, и основное время нужно отвести не на то, чтобы найти ему как можно больше информации, а на то, чтобы уточнить его запрос и дать ему столько, сколько он сможет усвоить. Как только информации становится много, пользователь всё бросает и уходит искать «другую кнопку». Хорошо это или плохо, вопрос открытый, но студенты сегодня находятся в таком информационном шуме, который нам в молодости и не снился. Нужно их понимать и делать всё, чтобы они к нам шли и видели в нас экспертов и помощников. 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-2 
 
Ещё одна серьёзная тема — конвергенция технологий. В телефон и ноутбук уже вошло всё, и на рабочем столе ничего не осталось, кроме ручки и бумаги, да и то у «староверов». Ещё год назад мы не были уверены в том, что может быть виртуальным, а что нет, но теперь оказывается: практически всё. 

 
Библиотекари, как и те, кто работает с ИТ, должны понять: автоматизировать одной программой всё невозможно. Будет много разных решений, в том числе уникальных. И между программами необходимо организовывать взаимодействие данных. Библиотекари — те люди, которые много лет назад прошли этот путь, когда договаривались о форматах данных, и они могут подсказать другим отраслям, как это делать. 

 
Что касается перспективных направлений, это прежде всего технологии связанных данных. Уже всё мировое библиотечное сообщество понимает, что формат каталогизации, которым мы привыкли описывать ресурсы, не является достаточным. Следует переходить к другому типу описания, сразу закладывая связанные данные. Не нужно всё хранить у себя. У одних будет дескриптор, у других — предметные рубрики, у третьих — файлы авторитетных данных, и всё это нужно связывать. Ресурсы должны описываться именно с такой позиции. Технология, к которой всё движется, называется BibFrame — это новая структура библиографических записей. Она будет представлять современные каталоги и станет совместимой с популярными поисковыми системами, с системами электронных каталогов и вообще с фондами. 

 
Сегодня следует понимать: если мы что-то упустили в ИТ, то продолжать не стоит. Сколько библиотек закрылось по стране? Они пропустили определённый этап, и власть видит: проще их закрыть или присоединить, чем выводить на другой уровень. При этом важно помнить: каждая новая ИТ-платформа — хорошо забытая старая: выполненная на новом интерфейсе, в современном дизайне, но так или иначе всё уже было. Следует признать, что та библиографическая структура, которая имеется сегодня для описания данных, будет изменена, и нужно быть к этому готовыми, а это огромный пласт обучения сотрудников: каталогизаторов, предметизаторов и т.п. 

 
Очевидно, что выживут не все библиотеки, а только те, кто находится в эпицентре развития ИТ. Сейчас в экономике всё сделано так, что, если мы не выполним госзадание, то появятся конкуренты. Государству по большому счёту неважно, кому платить деньги за выполнение той или иной цифровой функции. Поэтому на наш рынок могут прийти коммерческие игроки — электронные библиотеки, которые будут только предоставлять услуги, без культурной и социальной нагрузки. Задача библиотек — не допустить, чтобы какие-либо перспективные направления остались только в их фантазии. Если мы не станем развивать классические наработки библиотечного дела в цифровой среде, а намерены использовать лишь удачные кейсы из соседних отраслей, это всё будет красиво, молодёжи понравится, но мы утратим свою идентичность. 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-kurpakov 

 
Непрерывный поиск идентичности является одним из аспектов существования современного мира. Библиотеки тоже активно включились в этот процесс. Своё сообщение посвятил этой теме директор Издательско-библиотечного комплекса Балтийского федерального университета имени И. Канта Вадим КУРПАКОВ

 
— Мы говорим: университетская библиотека — надёжный компас в информационном пространстве. Но с чего мы взяли, что всемогущи? Что в любой момент сможем освоить любой функционал, перестроиться и повернуться на 180 градусов? Библиотека — не юркий катер, а большой танкер, который не в состоянии оперативно менять направление движения. 

 
Каковы традиционные функции библиотеки? Она собирает и хранит информацию, обеспечивает доступ к ней. Сегодня происходит всё то же самое. Да, мы добавили аудиовизуальный контент, но это ничего не меняет. Вопрос в том, насколько сейчас общество нуждается в социальном институте, который выполняет такие функции? Очевидно, что не так сильно, как раньше. Но мы продолжаем нагружать свою деятельность смыслами и думать, что, как древнегреческий Протей, сумеем принять любую форму. При этом напоминаем сильно обветшавшее здание, к которому по бокам пристраивают современные помещения, мало с ним связанные. 

 
Главная функция современной университетской библиотеки — служить порталом в мировое информационное пространство, причём двусторонним. Пока библиотеки выполняют эту функцию фрагментарно и в незначительной степени. Очень трудно сформулировать новую идентичность библиотеки изнутри — нужно обязательно привлекать пользователей. Есть забавная картинка, иллюстрирующая признаваемых обществом экспертов. 

 
 un-biblioteka-sleduy-za-nami-3 

 
Для учёного мы были младшим братом, который «подносил патроны». Для аспиранта — старшим товарищем, в котором он нуждался. Журналисты в библиотеку по-прежнему иногда обращаются, а в мире Карен с Facebook мы не существуем и существовать не будем. 

 
Образ научного работника сегодня очень сложно идентифицировать, но в мыследеятельностном плане можно сопоставить его, например, с генералом. Генерал всегда готовится к прошлой войне: изучает военный опыт, существующий до настоящего момента. Если случается война, то он оказывается в новом информационном поле и получает иной опыт. От того, насколько быстро он адаптируется к этому информационному пространству, будет зависеть успех военной операции. Что касается научного работника, то для него высшей точкой развития часто оказывается защита докторской или кандидатской диссертации. До этого момента он активно осваивает предыдущий опыт, а после, как правило, стагнирует. Важное отличие от военной сферы: в настоящее время информационная воронка в науке столь широка, что учёный самостоятельно действовать в ней практически не в состоянии. Новая идентичность университетской библиотеки зависит от того, насколько мы способны ориентироваться в этом пространстве. Сегодня у нас нет ни уникального контента, ни уникальных компетенций. Единственное преимущество в том, что библиотека есть в физическом смысле: она обладает зданием, штатом, оборудованием. Создание другой структуры, которая способна выполнять аналогичные библиотечным функции, потребует соответствующих капитальных вложений. Все остальные наши преимущества лишь потенциальны. Мы уже не собираем контент, потому что цифровые ресурсы нам не принадлежат, храним то, востребованность чего падает, а обеспечение доступа в том виде, как сейчас, может осуществляться и без нас. 

 
По мнению В. Курпакова, для нового определения библиотеки нужно прежде всего переосмыслить базовые дисциплины: библиотечную социологию, педагогику и психологию. Возможно, решающее значение получит экономика библиотечного дела. Например, в том плане, что библиотека — это подразделение университета, позволяющее расходовать средства на информационные ресурсы наиболее рациональным образом. Очевидно, что определяющей будет та или иная комбинация факторов, но эмпирических данных для расчёта долей пока не хватает: соответствующих исследований никто не проводит. 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-4 

 
Эксперт назвал вероятные признаки новой вузовской библиотеки. Это прежде всего элитарность — снижение общего числа пользователей за счёт повышения их уровня. Второй важный признак — сетевой характер взаимодействия. Существующие на данный момент сетевые инициативы имеют важнейшее значение. Должен появиться новый копирайт-акт: проблема сегодня не только с лицензируемым контентом, но и с открытым. Библиотека никак не интегрирована ни в систему Open Access, ни в Creative Commons, ни в самиздат. 

 
— Без определения новой идентичности библиотеки дальнейшее движение затруднительно, а скорее всего, и невозможно. Профессиональное сообщество должно понять, что сегодня основной проблемой является интеграция человека в информационное пространство и путь библиотеки связан именно с этим, — подчеркнул В. Курпаков.   

 
Направление, которое называется третьей миссией университета, в последнее время стало особенно актуальным. Министр высшего образования и науки РФ В.Н. Фальков, презентуя новые подходы к тому, как будут оцениваться вузы в новой программе стратегического академического лидерства, подчеркнул, что важно перейти от банальной наукометрии и подсчёта рейтингов к реальному вкладу университетов в развитие регионов. Это подтолкнуло интерес руководителей университетов и региональных министерств к тому, чтобы обратиться к третьей миссии. Создана межвузовская рабочая группа, куда входят представители Агентства стратегических инициатив и Университета 20.35; она готовит Модельный стандарт реализации третьей миссии. В целом выделяют три направления, связанных с трансфером знаний и непрерывным обучением, социальной и экономической вовлечённостью, экспертной позицией вуза в оценке ситуации в регионе, а также с трансфером технологий и инноваций. 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-shepel 

 
Как отметил советник ректората Томского государственного университета Михаил ШЕПЕЛЬ, сегодня в Томске реализуется концепция города-университета. Ключевые показатели региона: доля населения моложе 35 лет (50%), доля населения, занятого в экономике знаний (40%), доля наукоёмкой продукции в валовом продукте региона (25%) — вполне подходят для того, чтобы идея успешно воплотилась в жизнь. В концепции заложена возможность смешанного непрерывного обучения, максимальное удобство городской среды для привлечения талантов, мультиязычное пространство. Во многом это ещё только образ, но ряд проектов, направленных на реальную трансформацию региона, уже осуществляется. Один из них — строительство нового большого кампуса на 25 тыс. студентов, в центре которого будет находиться современная библиотека площадью 30 тыс. м², совмещённая с конференц-пространством. Это будет библиотека Большого университета, принадлежащая всем томским вузам. Проект отложили из-за пандемии, но М. Шепель рассчитывает на то, что в среднесрочной перспективе он будет запущен. 

 
— Сегодня ни у одного университета нет достаточного объёма ресурсов для создания единого социокультурного, библиотечно-информационного пространства города. Ни один вуз не способен реализовать задачу построения креативных индустрий в регионе. Нам необходимо объединяться, и это же касается информационного сопровождения. При этом три принципиальных направления — это развитие открытой науки, город-университет, а также новая роль культурного наследия в цифровой среде. 

 
Существует новая возможность позиционировать университетскую библиотеку. Все томские вузы участвуют в проекте «Цифровой университет». Это подразумевает такую трансформацию кампусов, что они станут удобными для «цифровых кочевников», т.е. для студентов, которые в любое удобное для них время могут прослушать лекцию, зайти на Coursera, позаниматься по программе перевёрнутого класса и т.д. Такого рода пространства будут появляться везде, но курировать их станут библиотеки. Это говорит о размывании границ между библиотекой и кампусом, растворении библиотеки в университете, но вместе с тем о её усилении за счёт такого движения. 

 
Эксперт отметил, что процесс образования в онлайне должен быть устроен принципиально иначе. Безусловно, в ряде вузов имеет место механический перенос традиционных курсов в Moodle и Zoom, но вместе с тем есть тренд на содержательную трансформацию, запуск онлайн-магистратур, расширенного бакалавриата и персонализацию образовательных траекторий. Меняется и сам образовательный контент, его формат и структура. Для его создания внутри университета требуется принципиально другое взаимодействие. 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-6 
 

 
— Держатель контента (автор, факультет или кафедра) самостоятельно образовательный продукт не сделает, для этого нужна иная компетенция, связанная с педагогическим дизайном и новыми подходами в дидактике. Наша гипотеза в том, что эта позиция может находиться в библиотеке вуза. Библиотекари, которые прекрасно подбирают ресурсы для исследователей, могут ту же задачу выполнять в части образования. 

 
Количество онлайн-ресурсов огромно, но лишь в единицах вузов они интегрированы в образовательный процесс, в АБИС, LMS и электронные библиотеки. Принципиальная задача для нас — встроиться в процесс трансформации образования. Модель взаимодействия между структурными подразделениями вуза и библиотекарями, готовыми освоить эту новую компетенцию, — то, над чем нужно думать, чтобы ответить на вопрос об идентичности. 

 
В России много сильных академических библиотек, однако, к сожалению, они сегодня по-настоящему ещё не являются объектами научной инфраструктуры, подчеркнул М. Шепель, призывая коллег решить эту задачу в ближайшее время. 

 
— Нам удалось зарегистрировать Научную библиотеку ТГУ в Российском научном фонде. И уже 10 университетов подали 12 заявок на гранты по исследованию нашей библиотеки как объекта научной инфраструктуры. Если мы будем писать про библиотеку исключительно с позиций библиотечной науки, это никогда не поднимет её ценность в глазах руководителей. Библиотечная наука не должна уходить исключительно в информационную тему. Библиотека — сложный междисциплинарный объект, который может стать центром новых гуманитарных исследований. Это новые социология и маркетинг, читательское поведение, изучение цифровых следов пользователей и т.п. 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-fadeev 

 
Тему продолжил проректор по цифровизации Томского политехнического университета Александр ФАДЕЕВ

 
— Интернет появился в нашем мире достаточно давно, но в образование он пришёл с опозданием. Один из главных вызовов эпохи — обесценивание системы знаний. Раньше за знаниями ребёнок шёл в школу, потом в институт. Если нужна была конкретная информация, он шёл в библиотеку и знал зачем. Сегодня, если хотите узнать о том, что такое синхрофазотрон, вы просто говорите: «Ок, Google!». И следующий вопрос закономерен: зачем идти в школу, университет и библиотеку? Это сложная проблема: сами университеты не понимают, нужно заучивать большой объём информации или можно в любой момент спросить у Google. Конечно, у специалистов на атомной электростанции нет времени на то, чтобы гуглить, если что-то пошло не так. Но где та грань, за которой какие-то знания можно оставить в Интернете? 

 
Следующий тезис: то, что в Интернете 90% ложной информации, ни у кого не вызывает сомнения. Всё, что там размещено, публикуется кем-то, за какие-то деньги для достижения определённой цели. Молодое поколение не верит ничему, для них априори в Сети всё фейкньюс. Это означает, что они и сами к собственным публикациям относятся так же и ничего плохого в этом не видят, не готовы нести за них моральную ответственность. При этом, по данным исследований, сегодня молодёжь не умеет выстраивать логические цепочки, прогнозировать развитие событий, строить планы на перспективу. По словам психолога А. Курпатова, наш мозг либо думает, обучается и простраивает новые нейронные связи, либо воспринимает информацию. Когда мы пролистываем в соцсетях картинки, мозг не работает в плане выстраивания сложных цепочек. Переход в режим обучения требует не менее 20 минут спокойного состояния без восприятия новой информации. Где их взять, если дети постоянно держат в руках телефон? 

 
По статистике, 72% учащихся не представляют своей жизни без смартфона, а 70% учителей и родителей считают, что его недопустимо использовать в образовании. Сама система образования ещё не ответила на вопрос, что делать с гаджетами, которые пришли в школы. Преподаватели плохо приспособились к работе в цифровой среде, они опасаются лишний раз нажать кнопку. А дети перестали задавать вопросы взрослым. Им проще спросить Алису или Сири, потому что цифровые ассистенты не устают, не раздражаются и всегда готовы ответить. Вопрос: что будет с этими детьми, когда они дойдут до университетов? Станут ли они вообще с нами общаться? 

 
Мы всё больше говорим о том, что сотрудники должны обладать цифровой грамотностью. И если вчера это было умением работать с программами, то сегодня требуется умение самим их писать. Важно уметь извлечь из базы данные, обработать их, агрегировать, сделать выборку и сортировку. Не зазорно писать скрипты в Excel и создавать на Python простые модели визуализации данных. Завтра специалист, не умеющий программировать, не будет нужен на рынке труда. 

 
Четвёртая промышленная революция приводит к тому, что меняются ожидания потребителей. От владения они переходят к совместному доступу. Библиотеки уже многие свои ресурсы разделяют с другими подразделениями вуза. Иногда это дешевле, быстрее и выгоднее. Важное условие — персонализация товаров и услуг по требованию, а также прозрачность. Никто не купит утюг, если на него в Сети только негативные отзывы. То же самое с системой образования. Студенты и их родители хотят понимать, как в университете всё устроено. Меняется отношение к качеству продуктов. В новом смартфоне минимум опций, есть ошибки и неработающие приложения, но ПО обновляется ежедневно. Пройдёт месяц, и товар станет лучше. Мы на выходе не сразу можем давать качественный продукт, а имеем право сделать его быстро и потом «дотачивать». Это коррелирует с парадигмой обучения в течение всей жизни. В университеты приходит непрерывная оценка компетенций с точки зрения требований рынка труда, интеграция цифровой модели и физического процесса обучения. В мире образования появились онлайн-курсы, и каждый преподаватель использует свои или привлекает сторонние. Это не оцифрованная книга, а интерактивный инструмент, который организует процесс обучения студента в нём. Он снабжён тренажёрами, виртуальными лабораториями, позволяющими получать практические навыки. Когда мы всё это встроим в ЭБС и наравне с книгами станем предлагать современные цифровые решения? 

 
Компании — лидеры цифровой трансформации объединяют три элемента: сетевая интеграция, интеллектуальные технологии и гибкая автоматизация. В образовании мы должны научиться собирать информацию обо всём и обо всех: студентах, преподавателях, ресурсах, которые они потребляют. Те системы и программы, с которыми мы работаем, должны стать такими, чтобы каждый из нас смог адаптировать их под себя и получать нужную информацию в определённый момент, — подчеркнул в завершение эксперт. 

 
Пандемия поставила перед библиотечным сообществом определённые вызовы. Как помочь сотрудникам преодолеть стрессовый период самоизоляции? Чем занять высвободившихся библиотекарей? Как настроить инфраструктуру библиотеки и подготовить сотрудников к работе в новых условиях? 

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-guskov 

 
Как отметил директор ГПНТБ СО РАН Андрей ГУСЬКОВ, многие руководители библиотек отмечали важность проведения антистрессовых мероприятий для сохранения профессионального комьюнити. Они писали письма сотрудникам, в которых объясняли, что происходит и что планируется делать дальше, проводили семинары по обмену опытом, устраивали виртуальные чаепития, обменивались фотографиями своих новых рабочих мест. Всё это бытовые вещи, которые кажутся незначительными, но в условиях разобщения и психологического кризиса для людей они оказывались важными. 

 
Многим пришлось принять организационные изменения. Люди работали распределённо, и это означало иные управленческие процессы. Перешли на более частую систему отчётности и планирования, использовали Google-документы и различные системы типа Trello для оперативной фиксации задач и результатов их выполнения. В некоторых библиотеках создавались специальные базы задач, потому что на тех сотрудников, кто работал с электронными ресурсами, приходилась большая нагрузка, а другим нечем было заняться. Задачи складывались в базу и распределялись между теми, кто высвобождался. 

 
Что может делать библиотекарь без библиотеки? Коллеги по-разному формулировали новые задачи. Это дистанционное обслуживание читателей, создание цифрового контента, улучшение библиографических записей и повышение квалификации. 

 
Что касается дистанционного обслуживания, то серьёзный вопрос был с книговыдачей. Томский госуниверситет совместно со студенческой биржей труда предложил использовать курьеров для доставки книг на дом. Назарбаев университет пошёл дальше, сотрудничая с компанией DHL для возврата литературы от иногородних студентов. А Тартуский университет в вестибюле установил «умные» шкафы для книговыдачи. 

 
Бόльшая часть обслуживания перешла в онлайн. Спрос на услугу вырос, но компенсировал ли он отток пользователей, которые ранее приходили в читальный зал? Эксперт прокомментировал эту проблему так. 

— У нас число обращений в онлайн стало больше, чем офлайновых, но качество их иное. На мой взгляд, компенсации не произошло. Библиотеки были в равных условиях с онлайн-сервисами и интернет-магазинами, но далеко не все оказались способными обеспечить услуги сопоставимого качества. Пользователь, которому не принципиально, кто ему предоставляет информацию, может просто уйти из библиотеки. При этом, несмотря на то что веб-трафик в целом вырос, у многих он радикально снизился, поскольку заказ стал недоступен и смысл в работе с электронными каталогами пропал. Но если электронный каталог у нас потерял более половины пользователей, то образовательные ресурсы выросли на 10–20%. 

 
Создание цифрового контента ещё один ковидный библиотечный тренд. Например, библиотека Элмера Холмса Бобста в Нью-Йорке зафиксировала семикратный рост пользования оцифрованной коллекцией арабских книг. Библиотека Гарварда разработала несколько специальных проектов, в частности это субтитры для видеозаписей презентаций книг по естественнонаучной тематике, расшифровка аудиоколлекции бесед с кинематографистами — гостями гарвардского архива, редактирование и обогащение «Википедии» с целью распространения информации о коллекциях. Но несмотря на то что есть много хороших примеров, нередко контент, создаваемый библиотеками, остаётся невостребованным, а польза деятельности по его созданию неочевидна. Причины могут быть разными. Банально контент может быть неинтересным. Или же у персонала отсутствуют соответствующие навыки. Чтобы создавать качественные видеоролики, нужны компетенции, оборудование и ПО. Наконец, ресурс может быть полезным и потенциально востребованным, но про него никто не знает: нет стратегии продвижения. 

Как отметил А. Гуськов, изоляция — подходящее время, для того чтобы исправить ошибки в электронном каталоге: связи между библиографическими и авторитетными записями, атрибуты авторства и т.д. В ГПНТБ СО РАН запустили ретроконверсию каталогов — оцифровку библиографических карточек за период до 1990 г. В проект были вовлечены 80 сотрудников библиотеки. Введено более 45 тыс. бибописаний, откорректировано свыше 22 тыс. записей. Общий прогресс на сегодняшний день около 4%. 

— Конечно, улучшая метаданные, необходимо понимать, действительно ли нужно приводить каталог в идеальное состояние. Нередко оказывается, что такой каталог требуется только библиотекарю. То, что он улучшится, не повлияет существенным образом на работу пользователей. И тогда усилия будут потрачены даром. 

Что касается повышения квалификации, то, по мнению выступающего, есть множество примеров, когда этого делать не стоило. Бесполезно повышать квалификацию, если те знания и навыки, которые приобретены, нигде не применяются. Мотивации работать по-новому нет, и многие попадают в эту ловушку, запуская обучение. А для того чтобы компетенции использовались, должны меняться рабочие процессы. 

Наконец, готовность сотрудников к «удалёнке». Одни готовы на 100%, у других нет даже компьютера, и таковых много. Эта проблема во многом коррелирует с возрастом. Нередко старшие сотрудники, выключая рабочий компьютер, пропадают из цифрового мира, дистанционный формат им освоить сложнее, чем молодым. Эту разницу приходится учитывать. Кроме того, как много библиотек оказалось не готово к «удалёнке» с точки зрения инфраструктуры? Коллеги приводят кейсы, как удачно они организовали работу в Zoom, MS Teams, но никто не говорит о том, что у них ничего не получилось и они просто сидели дома. Очевидно, что таких тоже немало. 

— Мы должны уйти от остаточного принципа, когда библиотекам выделяют ограниченные ресурсы. Инвестиции в ИТ-инфраструктуру, в обучение сотрудников до пандемии позволили намного легче пройти это испытание. Можно освоить Zoom, но выстраивать цифровую экосистему с нуля практически невозможно. Необходимо говорить о чувстве собственного достоинства библиотек: нельзя экономить на себе, цифровые технологии повышают наш профессиональный уровень, вызывая самоуважение и уважение тех, кого мы обслуживаем, — подчеркнул в заключение А. Гуськов

 
un-biblioteka-sleduy-za-nami-7 
 
Опубликовано в номере декабрь 2020
 

Источники

Университетская библиотека #следуйзанами. Ч.2
Университетская книга (unkniga.ru), 23/02/2021
Университетская библиотека #следуйзанами. Ч.1
Университетская книга (unkniga.ru), 14/02/2021

Похожие новости

  • 02/03/2021

    Состоялся форум «Экологичный Новосибирск»

    ​Завершился второй общественный форум «Экологичный Новосибирск». В пространстве ГПНТБ СО РАН и на online платформе объединились новосибирцы и гости города с целью научить и научиться сохранять состояние окружающего мира.
    618
  • 18/03/2021

    Научные и образовательные организации Омска присоединились к созданию сибирского суперкомпьютера

    Научные и образовательные организации Омской области присоединились к проекту развития Сибирского национального центра высокопроизводительных вычислений, хранения и обработки данных (СНЦ ВВОД). Такое решение было принято на совещании в рамках VI Международного IT-форума, который прошёл на днях в Омске.
    589
  • 11/02/2021

    III Международный библиографический конгресс

    ​Приглашаем принять участие в III Международном библиографическом конгрессе, который состоится 27 – 29 апреля 2021 года. Впервые Конгресс пройдет в онлайн-формате. Участие бесплатное. Конгресс состоится на базе Государственной публичной научно-технической библиотеки Сибирского отделения Российской академии наук (ГПНТБ СО РАН), Новосибирск.
    789
  • 02/11/2020

    Состоялась Международная экспертная площадка «История как общая память: российско-казахстанский диалог»

    ​28 октября в формате видеоконференции прошла Международная экспертная площадка «История как общая память: российско-казахстанский диалог». Участие в ней принимали ведущие исследователи из Новосибирска и Томска, а с казахстанской стороны — представители научных учреждений Алма-Ата, Нур-Султана, Петропавловска.
    545
  • 21/12/2020

    Дни делового и экономического сотрудничества Новосибирск-Северу

    ​С 14 по 18 декабря 2020 года состоялись Дни делового и экономического сотрудничества Новосибирск-Северу в формате ВКС. Организатором мероприятий выступил департамент промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии города Новосибирска.
    666
  • 28/06/2021

    В Новосибирске обсудят этику применения искусственного интеллекта в медицине и здравоохранении

    ​​​1 июля 2021 года на базе Точки кипения НГТУ НЭТИ состоится круглый стол «Новая медицинская парадигма: изменение роли врача и пациента (Этические вопросы применения технологий АI и генной инженерии в сфере здравоохранения)».
    435
  • 10/11/2020

    Борис Мазурок о компьютерной графике, рекламе и анимации в проекте «Новые антологии»

    ​​​Дата: 11.11.2020Время:15:00    Организатор: Факультет истории искусствПроект: Открытая база данных МИР  Спикеры: Борис Мазурок; Владлена ГромоваКоманда проекта Открытой базы данных Междисциплинарного искусства в России (МИР) запускает инициативу «НОВЫЕ АНТОЛОГИИ» — регулярные эфиры о событиях и людях, объединяющих сферу искусства, науку и технологические разработки на территории России.
    734
  • 08/02/2021

    Круглый стол «Актуальные проблемы и инновации в области лесного хозяйства» состоялся в НГАУ

    ​На кафедре лесного хозяйства агрономического факультета 05.02.2021 г. состоялся круглый стол на тему: «Актуальные проблемы и инновации в области лесного хозяйства». Главный специалист отдела государственной инвентаризации лесов (филиал ФГБУ «Рослесинфорг» «Запсиблеспроект») Никитина Ю.
    508
  • 06/08/2020

    ГПНТБ СО РАН приглашает на вебинар "WIPO Match: эффективное использование ИС в интересах развития"

    ​​Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС) продолжает проводить бесплатные увлекательные вебинары. 6 августа 2020 г. в 11.00 по московскому времени (на русском языке) нам представят новую онлайн-платформу WIPO Match и брошюру вебинара.
    981
  • 25/05/2021

    IX заседание Германо-российского библиотечного диалога

    18 и 19 мая под эгидой Всероссийского библиотечного конгресса — 2021 и Года Германии в России прошли две сессии IX заседания Германо-российского библиотечного диалога.
    841