Сомнения в необходимости таких вот мегаконгрессов, как Петербургский международный экономический форум, равно как и скепсис по поводу их, увы, неизбежной пафосности, мне лично кажутся напрасными. Форум нужен хотя бы для того, чтобы напомнить миру, да и себе самим (включая тех сограждан, кто лелеет мифы о некоей особости российского пути), что Россия - часть глобальной экономики; никакими санкциями и контрсанкциями ее не изолируешь. 

Об этом свидетельствует и рекордное количество участников минувшего форума - более 14 000 представителей бизнеса (в том числе руководители 700 российских и 400 зарубежных компаний), глав государств и международных организаций, официальных лиц, экспертов, ученых и журналистов из 143 стран.

В условности возведенных политиками барьеров убеждали не только приезд мировых лидеров, но и такие занятные сценки, как дегустация сваренного подмосковным фермером Олегом Сиротой сыра марки "истринский твердый" председателем правления Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиасом Шеппом, заверившим, что продукт не уступает знаменитому бергкезе (австрийский горный сыр). Или появление группы европейских аристократов, совершивших пробег на редких и винтажных автомобилях по маршруту Монте-Карло - Санкт-Петербург, чтобы призвать свои правительства к дружбе с Россией с площадки Форума-2017. За три дня его работы было заключено опять же рекордное число инвестиционных договоров - 475 - на общую сумму почти в 2 триллиона рублей, и это не считая цифири, окутанной завесой коммерческой тайны.

По традиции на форуме не только демонстрировались достижения и ставились подписи под взаимными обязательствами, но и обсуждались актуальные вопросы в самых разнообразных сферах - от энергетики до кинопроизводства, от электронной коммерции до благотворительности. Самые концептуальные дискуссии велись о будущем - будущем цивилизации, мировой экономики, окружающей среды, науки, образования, высоких технологий... Отчасти оно понятно: как сказал поэт, настоящее уныло, мир полон угроз и противоречий, в России, по прогнозам Минэкономразвития, доходы граждан вернутся на докризисный уровень только к 2022 году - куда заманчивее заглянуть за горизонт. Но и эти поиски смыслов и образов завтрашнего дня, а главное, нахождение элитой общества консенсусов чрезвычайно важны в условиях, когда формируется новая экономическая стратегия России, когда экономику сырьевую повсеместно теснит цифровая и приходит понимание необходимости обеспечить качество роста.

Темы дискуссий иногда дублировались - и тут можно предъявить упрек избыточной архитектуре программы форума, но даже в этих случаях ощущалась высокая концентрация мнений. Так было при обсуждении ключевого фактора развития - формирования человеческого капитала. Для раскрытия животрепещущей темы подготовки кадров потребовались две панельные сессии, и на обеих отмечалось, что система образования не поспевает за потребностями экономики. Попросту жизнь меняется быстрее. Сохранить баланс помогают онлайн-образование (причем в него все шире вовлекаются и школьники), внутрикорпоративные курсы, семинары, университеты... На сессии "Образование будущего: альтернативы и возможности" говорилось о размывании границ между высшим, средним специальным, дополнительным образованием, о переформатировании образовательного рынка, приходе на него необычных, ярких игроков. Их представлял генеральный директор нескольких инновационных компаний Сергей Солонин. Помимо занятий бизнесом, он как идеолог и инвестор участвует в развитии новых образовательных институтов. По признанию Сергея, в руководимых им компаниях наличие или отсутствие диплома о высшем образовании вообще не учитывается: при приеме на работу смотрят, что человек умеет и что он уже сделал.

Его единомышленник, директор направления "Молодые профессионалы" Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов Дмитрий Песков жестко отвел классическому высшему образованию еще 20 лет, не более: его уже с четырех сторон "подъедают" стартапы, ИT-компании - носители сетевых технологий, высокотехнологичные отрасли, нарождающиеся рынки с новыми компетенциями. И эта трансформация вполне вписывается в логику и сроки реализации Национальной технологической инициативы.

Участники другой панели (среди них столь авторитетные личности, как вице-премьер Ольга Голодец, министр образования и науки Ольга Васильева, экс-премьер-министр Финляндии Эско Ахо, ректор НИУ "Высшая школа экономики" Ярослав Кузьминов, председатель Совета директоров "Северстали" Алексей Мордашов и др.), несмотря на ее эпатажное название "Революция в образовании: готовы ли мы?", рассуждали более взвешенно: если и революция, то мирным путем. Как сказал научный руководитель Московской школы управления Сколково Андрей Волков, университеты в свое время пережили открытие книгопечатания, переживут и нынешнюю волну "цифровизации".

Разумеется, придется изменить содержание и методики образования. Давать не только и не столько знания, сколько умение эти знания добывать самостоятельно. В эпоху Интернета учитель - уже не единственный источник информации для ученика - становится его собеседником и мотиватором, педагогика перестает быть трансляционной, строится на диалоге и диспуте.

Новые, приближенные к современным технологиям образовательные программы уже внедряются. Ведущие университеты делают ставку на междисциплинарность и неформализованные знания, получаемые в ходе проектной творческой деятельности студента. По поводу приема на работу, невзирая на диплом, в кулуарах сессии пошутил ее модератор, научный руководитель института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин: "Вряд ли директор самого продвинутого предприятия откажется принять на работу выпускника Гарварда или Кембриджа".

Свести бы участников этих сессий воедино! Впрочем, и порознь было не скучно.

По контрасту неожиданно тусклой получилась сессия на другую определяющую прогресс человечества тему "Наука - взгляд в будущее", собравшая великолепную шестерку нобелевских лауреатов. Не спасло даже блестящее выступление вице-президента РАН Жореса Алферова (на верхнем снимке), который впоследствии сетовал на неверно заданный формат заседания. Действительно, каждый нобелиат представил свою презентацию, и только. Какой смысл собирать плеяду светил, если не вовлечь их в дискуссию?

Повод для нее дал профессор Лондонской школы экономики Кристофер Писсаридес (на нижнем снимке), объяснивший дефицит научных достижений в странах Африки и ранее в Китае неэффективной экономической моделью этих стран. Он отметил, что не была приспособлена к открытому рынку и экономическая модель СССР... Но (можно возразить) это же не помешало расцвету ряда направлений советской науки, поскольку, кроме экономических механизмов, имеет значение политическая воля. А как эта закономерность проявляется в наши дни?

Чем не отправная точка для дискуссии о настоящем и будущем науки на ПМЭФ-2018?!

Аркадий СОСНОВ

Похожие новости

  • 23/11/2016

    Андрей Фурсенко: наша цель - найти ответы на глобальные вызовы современности

    ​17 ноября в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого в рамках Всероссийского инженерного конкурса 2016 года прошел круглый стол, посвященный обсуждению Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации (СНТР).
    523
  • 04/07/2016

    Нефть после жизни

    ​Мир сегодня разделился пополам. Традиционалисты считают, что "нефтяной век" продлится еще долго. Инноваторы уверены, что уже к 2030 году возобновляемые источники энергии вытеснят углеводороды с половины рынка.
    662
  • 04/07/2016

    Науку зовут в новую экономику

    ​Петербургский международный экономический форум - 2016 дал пищу для разнообразных оценок и сравнений - от съезда КПСС с его помпезностью и широким представительством партийно-хозяйственной элиты до мощного мозгового центра, определяющего тенденции развития мировой (не только российской!) экономики.
    827
  • 27/06/2016

    Владимир Путин: чтобы быть лидером, нужно самому формировать изменения

    ​На Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2016), прошедшем 16-18 июня, обсуждалось будущее России. Эксперты форума считают, что основой экономического роста и технологического развития страны является человеческий капитал.
    765