На площадке РВК состоялся экспертный семинар "Миграция талантов - "утечка мозгов" или глобальная мобильность? ", ключевой темой которого стала мобильность ученых. Приглашенные эксперты и слушатели определили мировые тренды миграции талантов, а также обсудили, нужно ли возвращать уехавших специалистов и каким образом мотивировать их для работы в России.

Ведущий семинара, Директор департамента развития инновационной экосистемы РВК Алексей Гусев, в качестве одной из важных целей проведения семинара считает обсуждение мер, направленны на то, чтобы больше ученых из России возвращалось и чтобы те, кто вернулись, работали эффективно.

"Проблема не только в том, чтобы убедить человека вернуться, а еще и в том, чтобы создать соответствующую институциональную среду, в которой они могли бы свои знания и умения применять, меняя университет изнутри, - отметил он. - Мы в РВК понимаем, что можно создавать в университетах новые структуры с правильными названиями, но они не будут работать, если нет соответствующей среды, если нет людей, которые представляют, как коммерциализировать научные исследования.

По мнению эксперта Всемирного банка, старшего научного сотрудника Института миграционной политики в Вашингтоне, старшего советника Фонда "Сколково" Евгения Кузнецова, сейчас в мире происходит переход от карьерных лестниц к открытым миграционным цепочкам, где компетенции не так уж и важны, где есть свои градации, к которым требуется диверсифицированный подход. "Наиболее важны с точки зрения потенциального возвращения overachievers - люди, достигшие высот в профессии, которым уже скучно и которые готовы делиться своим статусом с родной страной, - пояснил он. - Есть люди, которые поработали за рубежом, но больших успехов не достигли, но у них тоже есть мотивация к возвращению - повысить свою позицию в цепочке. Можно привлекать ученых не первого ряда в хорошие провинциальные университеты, где чрезвычайно важны люди с глобальным опытом, а также проводить работу с постдоками, которым получить постоянную позицию сейчас становится все сложнее и сложнее".

Евгений Кузнецов также добавил, что качество институтов в стране - это самое узкое место, и нужно думать, как это место "расширить", например, институционализировать уже существующие международные проекты и коллаборации. С ним согласен профессор Сколтеха, заведующий лабораторией компьютерного дизайна материалов в Университете штата Нью-Йорк Артем Оганов.

"Замкнутая система гниет, в ней мера беспорядка постоянно растет, и система приходит в упадок, поэтому нужно не только вернуть лучших ученых, но и стать магнитом для привлечения иностранных специалистов", - отметил он. - Мне кажется, что это возможно. Чем Россия может привлекать людей, живущих за границей? Во-первых, кадровым голодом: стране нужны классные специалисты. На Западе яблоку негде упасть, там найти себе нишу очень тяжело и всегда надо будет доказывать свое право на место под солнцем. Во-вторых, это талантливая молодежь: у нас замечательные студенты, каких я не видел нигде в мире, разве что в Китае.

В дискуссии также приняли участие заместитель генерального директора Российского научного фонда Юрий Симачев, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Института образования Исак Фрумин, директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Андрей Яковлев, декан факультета социальных наук МВШСЭН Виктор Вахштайн, руководитель центра образовательных разработок МШУ Сколково Денис Конанчук и другие эксперты.

Юрий Симачев отметил, что в России есть грандиозные внутренние барьеры, связанные с выстраиванием научной траектории, если речь заходит о переходе с одного места работы на другое. В результате мобильность наших ученых, оказывается более низкой в плане собственных мотиваций по сравнению с мобильностью западных ученых. Тем не менее, в России уже достаточно своего положительного опыта, который вполне можно тиражировать.

"В Санкт-Петербурге есть очень сильная лаборатория, которая виртуально состоит из 150 ученых из разных стран мира. Эта лаборатория ведет обмен с несколькими странами: люди у них работают 2-3 года, уезжают, потом снова возвращаются.

Исак Фрумин считает, что пора принимать срочные меры - например, приглашать ученых на 5-10-летние крупные научные проекты и расширять программы мобильности, не рассчитывая на то, что люди приедут навсегда. Денис Конанчук также отметил, что необходимо задействовать ресурс краткосрочных стажировок, работать с постдоками, развивать в России рынок саббатикал, давно завоевавший популярность в научном мире. Препятствий у зарубежных специалистов при переезде в другую страну возникает довольно много, их нужно учитывать и работать с ними.